День и вечность. Как украинская власть использует в своих целях веру и церковь

День и вечность. Как украинская власть использует в своих целях веру и церковь

После визита Константинопольского патриарха Варфоломея на Украине возобновились захваты храмов канонической Украинской православной церкви (УПЦ). Очередной конфликт произошёл в Винницкой области, где раскольники из патронируемой Варфоломеем ПЦУ при поддержке местных правоохранителей захватили Иоанно-Богословский храм в селе Красносилка

Следует напомнить, что насильственные захваты храмов канонической Церкви приняли на Украине характер хронической болезни. Очередную волну гонений УПЦ терпит после учреждения в декабре 2018 года инспирированной майданными властями «Православной церкви Украины», объединившей представителей сомнительной «Автокефальной церкви», раскольников из «Киевского патриархата» и нескольких перебежчиков из самой УПЦ.

Проект «ПЦУ» — чисто политический. Если на Украине после Майдана строят бандеровское государство, то и его духовные пастыри должны быть соответствующие. А в данных гомункулах майданным властям сомневаться не приходится. «Гением национального духа», выступая во Львовском аграрном институте, назвал Бандеру «предстоятель» ПЦУ Епифаний (Думенко) и добавил: «Когда нас называют бандеровцами, то мы этим гордимся».

А другой священнослужитель этой организации, Василий Саган, заявил, что многие бойцы дивизии ваффен-СС «Галичина» являются «святыми». «Будет момент не только признания дивизии «Галичина», но будет момент, когда многих из этих героев Церковь и Господь признает своим способом, в свое время. И не просто героями, но и святыми. Многие из них таковыми и являются», — заявил Саган при торжественном перезахоронении останков эсэсовцев летом 2019 года в Золочевском районе Львовской области. «Святые эсэсовцы» как символ украинского героизма — это весьма показательно.

Политическое украинство обречёно на враждебность к России во всех аспектах (включая религиозный), поскольку взращивалось именно для этой цели. И дело не в Зеленском как таковом: идёт борьба с русской идентичностью, а всё, что о ней напоминает, включая каноническое единение церквей, признаётся для нынешней Украины «враждебным».

«Мы хотим, чтобы каждый православный верующий перешел в Православную Церковь Украины [ПЦУ] и возрождал национальную самобытность, — подстрекал к отступничеству от канонической Церкви «Правый сектор» в Чернигове, — Московская Церковь несет чужие традиции, дурманит головы наших братьев и сестер, заставляет украинцев сомневаться в собственной самостоятельности и могуществе, однако именно сейчас пришло время мирно перейти к Украинской Церкви». И в этом темнике, словно в капле воды, мы видим всю идеологию раскола.

Стремление к отходу от Русской православной церкви пробудилось сразу же после создания УНР, потом культивировались среди украинской националистической эмиграции, а после обретения независимости обернулись расколом Филарета, которого «благословил» и лично поддерживал тогдашний лидер Украины Леонид Кравчук. Смысл филаретовского раскола — оборвать духовную связь не компрадорских элит, но единого «глубинного народа». После Кравчука эту же политику вели все последующие правители Украины (особенно Виктор Ющенко и Пётр Порошенко), продолжается она и при Зеленском.

Визит Константинопольского патриарха дал старт новому витку атак на УПЦ, однако надо понимать: ради размывания общей идентичности используется не только раскол в православии, но и всяческая популяризация иных конфессий и религиозных сект. «Более полезными» для украинской государственности признаются и ПЦУ, и греко-католики, и различные сектанты. И даже такая экзотическая субстанция, как языческая РУН-вера («Родная украинская национальная вера»), которую исповедуют многие украинские неонацисты.

Любопытно, что одним из «апостолов» РУН-веры является бывший лейтенант РККА Лев Силенко, который в 1941 году добровольно перешёл к немцам, сотрудничал с гитлеровцами, причастен к аресту нескольких подпольщиков, которые были переданы им в руки гестапо. В 1944 году будущий «апостол» обучался в нацистской школе пропагандистов, после чего использовался для вербовки в армию Власова (РОА); позже оказался в западной зоне оккупации, где познакомился с основателем «Родной веры» Владимиром Шаяном и взял себе псевдоним Лев Орлигор. В эмиграции познакомился с четой Чумаченко — родителями Кэтрин Чумаченко, будущей первой леди Украины Катериной Ющенко, которая и устроила в 2008 году торжественное возвращение Силенко-Орлигора на Украину.

Впрочем, мы отвлеклись. Итак, Владимир Зеленский взял на вооружение государственную русофобию (а следовательно, и политику борьбы с Русской православной церковью) не потому, что он такой принципиальный националист, но потому, что за этой политикой стоят иностранные хозяева Украины, подконтрольное им «гражданское общество» грантоедов, вооружённая сила украинских националистов и прочий майдан.

С верующими людьми в такой ситуации никто считаться не собирается, но Зеленский преследует свои личные цели и на народ уже давно не опирается. А «националистическое христианство», которое исповедуют граждане вроде вышеупомянутых Думенко или Сагана, — это отход от христианства в принципе, где «нет эллина и нет иудея», и такой оборот дел был предсказан ещё сто лет назад:

«Церковный народ теперь силою исторических обстоятельств выведен на путь самостоятельного церковного строительства. На этом пути он неизбежно встретится с губительным соблазном национализма, с соблазном создания известных церковных форм не во имя и не ради чисто церковных целей, а во имя национальных или, лучше сказать, националистических.

Этот соблазн может привести к тому, что будут искать новых богослужебных форм, стремясь создать не религиозные, не церковные ценности, а только ценности национальные. Будут искать и новые церковно-общественные формы, опять-таки думая не о том, чтобы в них отразилась сверхнациональная Христова правда, а лишь о том, чтобы они были до конца национальны. Понятно, что… церковную работу, которая будет развиваться в таком направлении, можно заранее считать обреченной на бесплодие…

Надо искать, прежде всего, Царства Божия и Правды его, а остальное приложится. Новые богослужебные формы можно создавать только в молитвенном, а не в национальном горении. Новые церковно-политические отношения только тогда будут религиозно ценны, если они вызваны к жизни требованием религиозной свободы, а не пафосом национализма».

Эти исчерпывающие слова написал киевский священник, богослов, поэт, известный церковный деятель Анатолий Жураковский — человек, которого, безусловно, нельзя назвать симпатиком большевиков или русским националистом. И ему же принадлежит фраза, могущая стать девизом каждого истинно верующего человека: «Вам принадлежит сегодняшний день… может быть, завтрашний… А нам принадлежит Вечность».

Произнесена она была в 1922 году в публичном диспуте с киевскими большевиками. В ту эпоху, к слову сказать, яростными украинизаторами.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.