«Воевать будем отсюда». Секретный указ Лукашенко об участии армии в противостоянии протестам

«Воевать будем отсюда». Секретный указ Лукашенко об участии армии в противостоянии протестам

В августе прошлого года армейский спецназ уже участвовал с оружием в руках в подавлении уличных выступлений оппозиции. В этом году использование белорусских военных против протестующих может стать еще более масштабным

Представляя 11 марта назначенных нового заместителя министра обороны, главу Генерального штаба и командующих Западного и Северо-Западного оперативных направлений Вооруженных Сил, Лукашенко дал им недвусмысленные вводные: «Никто на нас группировками наступать не будет, как шли в 1941 году. Потому что обстановка поменялась… Чуть-чуть нас зацепили с августа после выборов, попробовали на зуб. Зуб сломали. Сейчас на все зубы будут пробовать и будут пробовать изнутри… Публично вам говорю: нам, людям военным, придется защищать свою страну вот отсюда, начиная изнутри. Не надо сидеть в войсках и ждать, что кто-то пересечет нашу границу, и вот тогда мы ружье возьмем и начнем воевать. Воевать будем отсюда. Вы к этому должны быть готовы».

То есть армию готовят к широкому применению против протестующих. Не случайно, что это произошло накануне Дня Воли, 25 марта, когда ожидается возвращение оппозиции на улицы. Видимо, ОМОН, Внутренние Войска и сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД (те самые молодые люди в спортивных костюмах и балаклавах а-ля бандиты 90-х, которых мы видели в прошлом году на улицах Минска с дубинками и помповыми ружьями) в одиночку не справятся.

Как это было в Бресте в августе 2020-го

Лукашенко не случайно упомянул, что задействование армии «чуть-чуть в августе против выборов» с помощью военных «сломало зуб» оппозиции.

10 августа в Telegram-каналах появилась информация о привлечении в Бресте против протестующих бойцов расквартированной в этом городе 38-й отдельной гвардейской Венской Краснознаменной десантно-штурмовой бригады Вооруженных Сил. Это на большой пресс-конференции 12 августа подтвердил начальник УВД Брестского областного исполкома Александр Астрейко, уточнив: «Подразделения 38-й бригады использовались только в рамках оцепления тех участков, на которых уже был наведен порядок, и для того, чтобы не дать иным правонарушителям туда вернуться и опять проводить какие-то действия».

«Использовались для оцепления» десантники, судя по всему, с боевым оружием! В популярном сообществе «Виртуальный Брест» в «ВКонтакте» 12 августа был опубликован фоторепортаж, на котором запечатлены военные грузовики, припаркованные в каком-то спальном районе рядом с жилыми панельными домами. В грузовиках и рядом с ними находятся люди в военной форме, лица у них закрыты балаклавами, на перекинутых через шею или плечо ремнях дулом вниз висят штатные автоматы АК-74 — правда, со специальными насадками для холостой стрельбы (они хорошо заметны на фотографиях). Как поясняют многие комментаторы, это именно бойцы 38-й бригады, десантники.

При этом многие военные на опубликованных фотографиях уже держат в руках или заткнули за бронежилеты спецсредства милиции (представители которой в форме стоят рядом) — резиновые дубинки. Видимо, так и стояли в оцеплении против сограждан — с автоматом Калашникова через плечо и с дубинкой в руках.

«Воевать будем отсюда». Секретный указ Лукашенко об участии армии в противостоянии протестам

© vk.com

Но это еще не все. Уже в феврале этого года во время процесса по делу об убийстве Геннадия Шутова (получил огнестрельное ранение в затылок вечером 11 августа и умер спустя восемь дней в Минском военном госпитале), проходившем в Брестском областном суде, выяснилось, что стрелял в брестчанина не сотрудник МВД, а капитан 5-й отдельной бригады специального назначения Вооруженных Сил Республики Беларусь, входящей наряду с 38-й бригадой в состав Сил специальных операций (ССО).

11 февраля на суде были зачитаны показания, данные ранее представителями ССО. В частности, их привела в своем материале «Комсомольская правда — Беларусь».

Показания заместителя командира 5-й бригады майора Лабковича (имя в репортажах по делу не сообщается): «Привлечение к охране общественного порядка осуществлялось на основании распоряжения командующего силами специальных операций Вооруженных сил Республики Беларусь. 11 августа мне лично от командующего силами специальных операций генерал-майора Денисенко поступила следующая команда: я совместно с 15 военнослужащими должен поступить в распоряжение командира ОМОН УВД Брестского облисполкома».

В свою очередь, командующий ССО Вадим Денисенко заявил, давая 19 августа 2020 года показания следственным органам: «Могу пояснить, что непосредственно подчиняюсь по роду службы министру обороны Республики Беларусь, приказы которого для меня являются обязательными для исполнения. Действительно подтверждаю, что именно мной в тот день была поставлена задача заместителю командира отряда Лабковичу, чтобы он вместе с иными военнослужащими данной части поступил в распоряжение командира ОМОН УВД Брестского облисполкома для несения службы по охране общественного порядка».

В свою очередь, в обвинительном акте, зачитанном 16 февраля старшим прокурором отдела прокуратуры Брестской области Геннадием Бурым, которого цитирует TUT.by, говорится: «11 августа 2020 года в Республике Беларусь был установлен высокий уровень угрозы массовых беспорядков. В связи с чем для предупреждения и пресечения к охране общественного порядка привлекались военнослужащие вооруженных сил — в том числе капитан Гаврилов и прапорщик Голицын. Во время несения службы военнослужащие находились в гражданской одежде, были вооружены штатным оружием — 9-миллиметровыми пистолетами ПМ. В их задачи входило выявление несанкционированных скоплений людей, которые могут привести к массовым беспорядкам, установлению организаторов, координаторов и активных участников беспорядков и задержание указанных лиц».

Из такого пистолета и был смертельно ранен спецназовцами Геннадий Шутов. Его смерть стала самым громким, но не единственным подобным событием тех дней — 10 и 11 августа брестский ОМОН стрелял на поражение резиновыми пулями, в больницы поступили сотни раненых, включая случайных прохожих. Очевидно, ОМОН один не справлялся с подавлением выступлений, и к делу подключили военный спецназ.

Армия выводится на улицы закрытым указом

Возникает логичный вопрос — на основании каких правовых актов армия привлекалась против населения своей же страны? Заглянем в закон «О Вооруженных Силах Республики Беларусь» от 1904-XII от 3 ноября 1992 года, в статью 3 «Задачи Вооруженных Сил»: «Основными задачами Вооруженных Сил являются: в мирное время:…участие в разрешении внутреннего вооруженного конфликта; обеспечение во взаимодействии с другими войсками и воинскими формированиями, военизированными организациями военного положения, режима чрезвычайного положения».

Внутреннего вооруженного конфликта в Белоруссии в августе 2020 года не было, чрезвычайное или военное положение не вводилось.

В другом разделе того же закона, в статье 11, читаем: «Привлечение Вооруженных Сил для выполнения задач, не связанных с обеспечением военной безопасности и вооруженной защиты Республики Беларусь, ее суверенитета, независимости, территориальной целостности и конституционного строя, не допускается, за исключением случаев необходимости защиты населения и оказания ему помощи при возникновении чрезвычайных ситуаций в соответствии с законодательством Республики Беларусь, а также иных случаев, установленных законодательными актами Республики Беларусь».

Последний пункт про «иные случаи» оставляет лазейку. И не беда, что парламент страны не принимал никакого закона, разрешавшего использовать армию внутри страны. После прихода к власти Александра Лукашенко в Белоруссии многие инициативы проводились директивными указами президента, которые и без одобрения народными избранникам считались равносильными законам. Некоторые такие указы даже не публиковались для ознакомления гражданами и по сути являются секретными.

11 марта инициатива «Белорусский народный трибунал» опубликовала ответ, поступивший из МВД в Следственный комитет Республики Беларусь. К сожалению, дата отправления и исходящий номер затерты, но в целом текст хорошо виден, и там есть такая интересная цитата: «…в связи с реализацией положений Указа президента Республики Беларусь от 23 февраля 2012 года №99-с в период с 9 августа 2020 года и в последующие дни для пресечения стихийных групповых нарушений общественного порядка были сформированы маневренные отряды (по численности от 50 до 200 человек каждый) из числа сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих Внутренних Войск Республики Беларусь и Министерства обороны».

Это один из тех отрядов, о которых упоминалось на процессе в Бресте. Как видим, во время событий 9 — 11 августа такие отряды формировались по всей Белоруссии, а основанием для этого был закрытый президентский указ, подписанный еще в 2012 году. Судя по всему, буква «с» в названии указа и означает «секретный», а в целом дата совпадает с открытыми указами — так, 23 февраля 2012 года Лукашенко подписал опубликованный затем указ №100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности».

Стоит отметить, что ранее Лукашенко упоминал о неких законодательных изменениях, произведенных после массовых протестов 19 декабря 2010 года и призванных позволить использовать армию против оппозиции. Выступая 24 июля 2020 года перед личным составом 5-й отдельной бригады ССО в Марьиной Горке, президент заявил: «Если вам кто-то скажет, что Лукашенко тут приехал заставлять военных на улицах порядок наводить… Хотя эта часть по своей специализации, если, не дай бог, где-то какой-то майдан, она как раз может быть задействована по закону для наведения порядка… Когда мне пришлось определяться, какие Вооруженные Силы нам надо, особенно после 2010 года, я понял, что надо иметь в запасе подготовленных бойцов, части в Вооруженных Силах. На всякий случай. Нежелательно, конечно, чтобы нам пришлось прибегать к Вооруженным Силам. Но всякое может быть».

Поскольку полного содержания закрытого указа мы не знаем, соответственно, неизвестно, насколько ранее Лукашенко сам разрешил себе использовать военных против жителей собственной страны — только ли группами в подчинении ОМОНа или полностью бросая бригады с полным вооружением на подавление уличных протестов. Возможно, речь может идти о полномасштабном использовании военных частей — отсюда и упоминание об этом при назначении командующих оперативными направлениями.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.