Стёртая дата. Трудная судьба декларации о суверенитете Белоруссии 1990-91

Стёртая дата. Трудная судьба декларации о суверенитете Белоруссии 1990-91

Во вторник, 24 августа, Украина отметит 30 лет независимости. В Белоруссии же декларация о государственном суверенитете Белорусской ССР была принята 27 июля 1990 года. Ровно через год в этот день в республике начали праздновать День независимости. Но сегодня эта дата в стране фактически предана забвению

Как во время существования Советского Союза, так и в период его постепенного распада в Минске ориентировались на Москву: там было непосредственное начальство. Так получилось и с принятием декларации о государственном суверенитете Белоруссии — документ начали готовить сразу после того, как 12 июня 1990 года в Москве приняли декларацию о независимости РСФСР.

Несмотря на заявления о государственных суверенитетах Белоруссии и России, Советская страна формально еще продолжала существовать. В марте 1991 года был проведен Всесоюзный референдум, где население спросили, что оно думает о сохранении СССР как общего государства. И абсолютное большинство белорусов и россиян тогда высказалось за продолжение его существования.

Казалось бы, при таких раскладах декларации о независимости обеих стран должны были быть отложены, а республики могли и впредь реализовывать свой суверенитет через участие в Союзе.

Однако надежды на сохранение Советского Союза все-таки рухнули после провала «августовского путча» в Москве 18-21 августа 1991 года. Лишь спустя несколько дней после этого (25 августа) Верховный Совет БССР (253 голосами из 232 необходимых) принял решение о придании Декларации о государственном суверенитете статуса конституционного закона. Тогда же были приняты законы о политической и экономической самостоятельности, а Коммунистическая партия Белоруссии (КПБ) лишилась статуса правящей.

Это де-факто и стало провозглашением независимости республики, хотя к тому моменту этот процесс вызревал весь последний год. И действовали в Минске исключительно с оглядкой на то, что происходило в Москве.

Советский реванш в Белоруссии

После придания декларации статуса конституционного закона его положения стали внедряться в еще советскую Конституцию Белоруссии 1978 года, а позже легли в основу первой суверенной Конституции 1994 года. Документ, утверждающий независимость республики, устанавливал статус белорусского языка как единственного государственного, в качестве символики был закреплен бело-красно-белый флаг (который сейчас использует оппозиция) и герб «Погоня».

В декларации была прописана необходимость создания собственных Вооруженных Сил, внутренних войск, органов государственной и общественной безопасности, подконтрольных Верховному Совету. БССР решили переименовать в Республику Беларусь, а в качестве принципа внешней политики была закреплена нейтральность.

27 июля — в день принятия декларации о государственном суверенитете — начали праздновать День независимости.

Однако социальное положение белорусского народа на вышеописанном фоне стало удручающим. Переход от социализма к капитализму не давался республике легко, реальные доходы и уровень жизни населения стали падать. К тому же белорусы понимали, что их воля, выраженная на Всесоюзном референдуме, была проигнорирована элитами, не сохранившими СССР. На эти проблемы накладывалась и насильственная белорусизация: привыкшее к русскому языку население не было готово в одночасье перейти на белорусский в сферах образования, культуры, науки и делопроизводства.

Все эти факторы привели к тому, что на первых президентских выборах 1994 года белорусы отдали победу Александру Лукашенко, который обещал восстановление утраченных связей со странами экс-СССР, особенно с Россией, отмену принудительной белорусизации и повышение социальных стандартов.

После прихода к власти первый белорусский президент начал сплачивать просоветское большинство вокруг власти и сразу сделал ряд важных идеологических шагов. С помощью известных референдумов в 1995-1996 годах вместо бело-красно-белого флага и «Погони» была возвращена символика Белорусской ССР (без серпа и молота). А День независимости, который до 1996 года отмечался в день принятия декларации о суверенитете 27 июля, был перенесён на 3 июля — в честь дня освобождения Минска от нацистов 3 июля 1944 года.

Оппозиционный взгляд на День независимости

Оппозиция в Белоруссии практически сразу после референдума о переносе Дня независимости разными способами пыталась препятствовать реализации его результатов и не допустить, чтобы день принятия декларации о суверенитете БССР от СССР был предан забвению.

В 1990-е годы во главе противников режима Лукашенко находилась антисоветская националистическая организация «Белорусский народный фронт» (БНФ), которая ранее боролась за выход Белоруссии из Союза, а после 1991 года — за «ликвидацию советско-имперского наследия» в республике. Этой организацией при нейтрально-соглашательской позиции иных политических партий был задан тренд в оппозиционной среде на десоветизацию Белоруссии и популяризацию «прибалтийского пути» в НАТО и ЕС.

На этом фоне связывание независимости Белоруссии с освобождением Минска Красной армией никак не вписывалось и не вписывается в их идеологию. Место главного государственного праздника, на их взгляд, должна занять дата, связанная с разрушением СССР. На эту роль прекрасно подходит 27 июля.

В течение нескольких лет после референдума оппозиция с бело-красно-белыми флагами пыталась отмечать 27 июля в качестве альтернативного Дня независимости путем массовых мероприятий, но энтузиазм постепенно сошел на нет, что коррелировало с ослаблением оппозиции как таковой.

Сегодня из массового сознания белорусов, в том числе даже оппозиционно настроенных, эта дата окончательно улетучилась. Ставка как на альтернативный День независимости была сделана на 25 марта (День провозглашения Белорусской Народной Республики 25 марта 1918 года).

Безальтернативная дата Дня независимости

На фоне вышесказанного перенос Дня независимости Белоруссии с 27 июля на 3 июля выглядит вполне логичным и закономерным. У белорусов было неоднозначное отношение к принятию декларации о независимости — в большинстве своем они видели возможность для реализации суверенитета своей республики через нахождение в составе Советского Союза.

Найти консолидирующую дату для празднования Дня независимости в 1990-х было в принципе проблематично — марксизм-ленинизм утратил идеологическую монополию, а новые смыслы и исторические даты досоветского периода еще не успели укорениться в общественном сознании и стать объединяющими.

Лишь дата, связанная с Победой в Великой Отечественной войне, могла претендовать на эту роль. Это подтвердил Александр Лукашенко накануне празднования Дня независимости в текущем году. Вспоминая события 1990-х, он напомнил: «Мы были едины 25 лет назад, когда выбрали своим главным государственным праздником день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков. […] И нет никакой другой даты в нашей истории, которая бы так глубоко заставляла задуматься о ценности мира, независимости и свободы».

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.