Саакашвили готов голодать до смерти. И власти Грузии ему не перечат

Саакашвили готов голодать до смерти. И власти Грузии ему не перечат

В среду, 17 ноября, группа врачей, сформированная омбудсменом Грузии Нино Ломджария для осмотра экс-президента Михаила Саакашвили, обнародовала страшные данные. Оказалось, что у заключенного после 48 дней голодовки развились энцефалопатия Вернике, персистентная гипокалемия и талассемия

Звучит угрожающе! Плюс у политика существует высокая вероятность гастроинтестинального кровотечения, хотя реанимация пока не требуется. Это же подтвердила также экс-начальница Нацполиции Украины и кандидат-неудачник в мэры Кутаиси на недавних местных выборах в Грузии Хатия Деканоидзе, посетившая экс-президента в тюрьме. По ее словам, Саакашвили каждый день слабеет, очень похудел и уже даже пожелтел.

«…Мы разговаривали очень-очень долго, и во время нашего разговора он был так слаб, что он останавливался, и мы не могли продолжать, пока у него не появлялись дополнительные силы», — рассказала Деканоидзе.

Кроме того, она со знанием дела рассказала: у Саакашвили очень плохие анализы, низкий калий, тахикардия и тремор. А другие заключенные, по ее словам, вообще ведут себя как звери: по указанию руководства тюрьмы оказывают на Саакашвили давление, часто шумят и выкрикивают в его адрес ужасные оскорбления.

Вывод врачебной комиссии однозначен: «Исходя из критического состояния пациента, продолжение его лечения должно произойти немедленно в многопрофильном госпитале, в частности в отделении интенсивной терапии, чему не соответствует клиника в учреждении № 18 (тюремная больница. — Авт.)».

В принципе, сведения страшные и антигуманные. Даже с учетом того, что Саакашвили сам выбрал свою судьбу, когда добровольно нарушил границу Грузии и незаконно проник в страну, чтобы повлиять на своих сторонников и с их помощью вернуть себе власть, утраченную им в 2013 году. А потом, когда власти его арестовали и вместо передачи власти с извинениями отправили в тюрьму, Саакашвили сам объявил голодовку, по его словам, «до смерти». То есть до победного конца.

Конечно, Саакашвили, скорее всего, не был готов к такому исходу своей авантюры. Во-первых, потому, что она не повлияла на исход выборов. Его партия «Единое национальное движение» («ЕНД») проиграла их с треском. И хотя грузинское общество остается расколотым, а «мишистов» (так иногда называют сторонников экс-президента) и «антимишистов», правящая партия «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» («ГМДГ») крепко держит бразды правления. А по всей Грузии проходят митинги антимишистов под единым лозунгом «Не дадим взбаламутить!».

А один из участников митинга, член протестных революционных движений «7 ноября» и «Почему?» Дачи Цагурия на одном их митингов в Тбилиси прямо угрожал сторонника экс-президента: «Есть предел нашему терпению, берегитесь!.. Как вообще мог родиться такой недочеловек, как Саакашвили, как все его сторонники?! Это же киллеры, это же люди, которые пытали, убивали. Миша будет сидеть в тюрьме до конца!»

Движение «7 ноября» объединяет тех, кто пострадал и помнит, как 7 ноября 2007 года режим Саакашвили жестоко подавил мирную акцию оппозиции. Против участников митинга применили дубинки, резиновые пули, слезоточивый газ, водометы. Более того, Саакашвили кинул против оппозиции армию, что является нарушением законов Грузии. Была разгромлена оппозиционная телекомпания «Имеди». Тогда пострадало свыше 550 митинговавших и более 30 полицейских.

В-вторых, Запад вопреки ожиданиям фигуранта не бросил все силы на его освобождение. Кроме Украины, чьим гражданином он официально является, никто пальцем о палец не ударил, чтобы освободить «грузинского Че Гевару». А по данным основателя научно-исследовательского центра «SIKHA Foundation» (Тбилиси) политолога Арчила Сихарулидзе, вмешательство украинского омбудсмена Людмилы Денисовой в дела Саакашвили только ухудшило ситуацию, ибо привлекло всеобщее внимание и не позволило грузинским властям сплавить Саакашвили на Украину по-тихому, дав ему срок и отправив отбывать наказание «дома», в украинской тюрьме, откуда он мог бы спокойно выйти по амнистии или будучи помилованным президентом Владимиром Зеленским.

В-третьих, на Саакашвили, похоже, имеют личный зуб в самых грузинских верхах. Тот же Сихарулидзе сказал: «Пока премьер-министром будет Ираклий Гарибашвили, Саакашвили будет сидеть в тюрьме. У нас».

И это чистая правда. Премьер Гарибашвили еще в конце октября сего года действительно сказал: «В законе написано, что у человека есть право на самоубийство. Если человек решит убить себя, то он может убить себя, однако, конечно же, государство ответственность за это не возьмет». При этом и премьер, и, что особенно важно, президент Грузии Саломе Зурабишивили в один голос исключили досрочное освобождение Саакашвили, помилование его и тем более теперь передачу его Украине. Потому что это, по мнению Гарибашвили, будет означать, что «власть не уважает законов страны».

И, наконец, в-четвертых, не церемониться с предшественниками, потерявшими власть, — это, похоже, неотъемлемая часть политической традиции Грузии, особо проявившаяся за время независимого постсоветского существования.

Посудите сами:

В январе 1992 года был свергнут первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа. Он спасся бегством, но ненадолго: уже в декабре 1993 году погиб при так и не выясненных до сих пор обстоятельствах. Его сторонники, звиадисты, утверждают, что Гамсахурдиа отравили спецслужбы его сменщика Эдуарда Шеварднадзе;

Сам глава, а потом и президент Грузии Эдуард Шеварднадзе очень быстро расправился с теми, кто привел сверг Гамсахурдиа и его к власти, — командирами восставших грузин Джабой Иоселиани и Тенгизом Китовани. Их, правда, не убили, но отправил на долгие годы в тюрьму, откуда они вышли уже старыми и больными людьми. Иоселиани умер в 2003 году, и могилу его периодически оскверняют до сих пор. А Китовани Шеварднадзе помиловал в 1999 году именно в связи с проблемами со здоровьем. Он сегодня еще жив, но в 2012 году вроде бы был лишен грузинского гражданства;

Свергнувшего Шеварднадзе в результате «революции роз» в 2003 году Саакашвили не дали убить предшественника его охранники, но мишисты давили на Эдуарда Амвросиевича весь свой период пребывания у власти до 2013 года. Не подпустили Шеварднадзе к власти и антимишисты. Так он и умер в 2014 году у себя дома, но крайне обиженным.

Зато Саакашвили абсолютно цинично и жестоко расправился с теми, кто помог ему захватить власть. В первую очередь — со своим другом и премьер-министром Зурабом Жвания, который вообще пригласил Саакашвили вернуться в Грузию из США, где тот протирал штаны на грантоедстве. В феврале 2005 года Жвания вроде бы задохнулся газом во время известных фривольных утех со своим якобы другом. То есть умер еще и опозоренным. А вот спикера парламента Нино Бурджанадзе в живых Саакашвили сохранил, но навсегда убрал из политики. И сменщики Саакашвили поступили с Нино точно так же.

Вот поэтому многие и считают, что у нынешнего режима в Грузии нет никакого резона возвращать Саакашвили на Украину или куда-либо еще или даже оставлять его в живых, если он сам просится на тот свет. Но при этом не скрывает, что рвется назад к властному «корыту»? В такой нищей стране, как Грузия, и так уже тесно и в полной мере «пропитания» хватает не всем.

Но, с другой стороны, дело в том, что Саакашвили реально действует по принципу «пан или пропал»: или власть, или смерть в родной стране. И это у многих вольно или невольно вызывает если и не уважение, то понимание такой позиции.

Или наоборот, непонимание: как можно так рисковать собой, если можно дождаться власти о внешних кураторов, которые могут вручить «ярлык на княжение» Саакашвили, если нынешние правители Грузии не справится. Ведь пока очевидно одно: Грузию Запад больше из своих объятий не выпустит. А сейчас внешние кураторы просто устроили такие антигуманные гонки между соискателями, которых им не жалко.

Потому что Западу все равно, какой сукин сын выполняет их задачи, главное, чтобы сукин сын был наш.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.