«Русь Грушевского», топонимические метания в Офисе Зеленского и большая политика

«Русь Грушевского», топонимические метания в Офисе Зеленского и большая политика

Украина может изменить своё название и превратиться в «Русь-Украину» — для того чтобы отобрать у России бренд «русские» и заявить о своём праве на историческое наследие Киевской Руси. Об этом сказал советник Офиса президента Украины Алексей Арестович, вызвав шквал иронических комментариев в соцсетях

На самом деле идея, высказанная советником ОП в интервью на Youtube-канале журналиста Романа Цимбалюка, вполне серьёзна. Речь идёт о большой политике, о том, у кого больше оснований претендовать на историческое наследие Руси.

«Надо у них (у России. — Ред.) отобрать бренд «русские», в конце концов… Русь — это мы… Русы, русины, как нас ещё называли… Я бы сменил название государства. Назвал бы нас Русь-Украина, двойное название сделал бы. Мы работаем над этим», — сказал Арестович, добавив, что именно Украина является Русью, а Россия может претендовать на это наследие лишь «с натяжкой».

Советник ОП считает, что перехват исторического наследия Киевской Руси имеет для Украины большее значение, чем самолёты и танки. А войну с Россией (украинские власти убеждают мир, что такая война идёт) следует правильно называть «русско-российской войной», так-де можно «потроллить» Москву. 

Москва тоже умеет «потроллить» (о чём свидетельствует, например, комментарий официального представителя МИД РФ Марии Захаровой). Но при этом все понимают, что борьба за интерпретацию истории, за право и преемственности — дело серьёзное.

Сам термин «Украина-Русь» достаточно давний, его применял поляк-украинофил Паулин Свенцицкий в своём издававшемся на польском языке журнале, а в широкий обиход это понятие ввёл историк, общественный и политический деятель Михаил Грушевский (1866 — 1934), назвавший так свою десятитомную монографию — «История Украины-Руси».

В этом своём труде он рассматривает Киевскую Русь как форму украинской государственности. Выводы Грушевского не раз подвергались критике, в частности, его обвиняли в выполнении «заказа» от Австро-Венгрии. Так, историк Андрей Стороженко (сам выходец из казацко-старшинского рода) считал концепцию Грушевского попыткой облечь в историческую форму политические задачи украинского сепаратизма. 

Впрочем, сейчас Михаил Грушевский более «на слуху» как политик, иногда его называют «первым президентом Украины». По его инициативе Центральной Радой была провозглашена Украинская Народная республика (УНР) в составе федеративного государства, которая после разгона большевиками Учредительного собрания провозгласила свою независимость. После упразднения Центральной Рады Грушевский уехал в Австрию, но уже в 1924 году советское руководство разрешило ему вернуться на родину для научной работы (как раз в это время проводилась политика украинизации, которой требовались свои теоретики).

«Русь Грушевского», топонимические метания в Офисе Зеленского и большая политика

© commons.wikimedia.org, Das steinerne HerzКарта Киевской Руси около 1160 года

Вернувшись, Грушевский преподавал в Киевском университете, был избран академиком Всеукраинской академии наук (ВУАН), в 1929 году избран действительным членом Академии наук СССР. В 1931 году был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. После освобождения работал в Москве. В 1934 году выехал в Кисловодск на лечение, где скончался после хирургической операции.

Некоторые исследователи выдвигают версию «замаскированного убийства», но каких-либо подтверждений этому нет. В конце 30-х годов труды Грушевского были в СССР запрещены. 

Сегодня в независимой Украине ценят вклад Грушевского не столько в историческую науку, сколько в идеологию украинства.

«Именно он сформулировал понятие Украины-Руси, доказал преемственность украинского этноса от времен Киевской Руси, а следовательно и то, что Украина — не Россия, а украинцы — не россияне», — отмечал известный украинский журналист Сергей Тихий в статье, приуроченной к 150-летию со дня рождения историка.

По его словам, «может, Михаил Грушевский не сделал всего возможного, чтобы Украина победила в событиях освободительной борьбы 1917-го — 1920-х годов, но он сделал больше — создал научно обоснованную базу для обретения независимости, дал украинцам идеологическое оружие для борьбы».

И это идеологическое оружие вполне может быть использовано. О недопустимости легкомысленного отношения к вопросу предупреждает журналист ВГТРК Андрей Медведев, напомнив, что «рассуждения про Украину-Русь — это классическое, очень давнее идеологическое обоснование украинского/малороссийского сепаратизма», это был проект венского двора, желавшего создать буферное государство между Россией и Европой. И вспоминает в связи с этим концепцию Грушевского, который считал украинцев потомками антов и противопоставлял Владимиро-Суздальскую землю и Галицко-Волынскую, — «хотя в реальности это были два русских государства и один русский язык в обоих».

По словам Медведева, если действительно состоится переформатирование украинского проекта «из бандеровской анти-России в Русь Грушевского», то это серьёзный вызов: «То есть мы не против России. Мы другая Россия. Исконная. Более правильная. Более европейская…» В дальнейшем в рамках такой концепции может быть создан и «русский проект», когда уже самих русских попытаются разделять на «настоящих» и «ненастоящих».

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.