«Революция роз» в Грузии окончательно похоронена. Саакашвили проиграл

«Революция роз» в Грузии окончательно похоронена. Саакашвили проиграл

Первый и бесспорный вывод из состоявшегося 30 октября 2021 года второго тура местных выборов в 20 из 64 муниципалитетов Грузии состоит в том, что грузины оказались более благоразумными, чем о них думали их экс-президент Михаил Саакашвили и те, кто его послал «взорвать Грузию»

Никто ничего и практически нигде не взорвал. В 19 из 20 мест, где проходили выборы, выиграли представители правящей партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» («ГМДГ», мечтатели»).

Фиаско «мишистов»

С треском проиграл выборы в Тбилиси и сам лидер «ЕНД» 41-летний Ника Мелия, которого с результатом 55,6% голосов «сделал» действующий глава города, экс-защитник киевского «Динамо» и итальянского «Милана» 43-летний Каха Каладзе. Он стал мэром Тбилиси во второй раз, и это однозначно хороший результат для правящей партии. Хотя бы потому, что в столицах обычно делаются все революции и проживает больше всего всевозможных «оторванных» фрондеров и оппозиционеров.

Проиграли все «мишисты» и даже одна видная «мишистка» — экс-глава Нацполиции Украины 44-летняя Хатия Деканоидзе — во всех крупных городах Грузии — Батуми, Кутаиси, Рустави, Поти, Зугдиди и т.д. Символично поражение именно Деканоидзе в Кутаиси. К жителям этого города в одном из коряво написанных вручную (шо твой Ленин, пишущий молоком между строк) «писем из неволи» обращался лично Саакашвили: «Уважаемые кутаисцы! Знаете, как я люблю вас и ваш город. У меня большие планы на вас. Хочу, чтобы вам был возвращен важнейший статус центра, и вам бы не пришлось перебираться за границу».

Но все кутаисцы, судя по всему, остались на своих местах, а Хатии придется возвращаться в Тбилиси и куда там еще ее направят «делать реформы по-украински» ее западные хозяева-кураторы. И это случилось ведь притом, что Саакашвили делал Кутаиси, этот третий по величине город страны, столичным. В 2008-2012 года там были построены новые здания парламента и правительства Грузии. На 6 лет туда даже переезжали грузинские парламентарии. И, видимо, так обрыдли кутаисцам, что те отдали голоса партии, которая в 2018 году вернула парламент в Тбилиси.

Представитель партии экс-президента «Единое национальное движение» («ЕНД», «мишисты») Георгий Харчилава победил лишь в небольшом мегрельском городке Цаленджиха на северо-западе Грузии с почти 4 тысячами населения. Все.

Может быть это и позволило лидеру «мечтателей» 43-летнему Ираклию Кобихидзе заявить, что вопрос о возвращении к власти в Грузии «ЕДН» окончательно снят с повестки дня. «Сегодня наконец закончился разговор о «Нацдвижении», Саакашвили, Гварамия и так далее… И с завтрашнего дня мы начинаем говорить о том, что нужно сделать для нашей страны», — сказал он. И напомнил, что следующие выборы в Грузии пройдут только в 2024 году, спрогнозировав, что «Нацдвижение» закончится раньше».

На то все сегодня и похоже. Но я бы все же на месте победителей не делал поспешных и высокомерных заявлений. Я не зря указывал возраст главных действующих лиц. Это все молодые люди. Даже Саакашвили всего 53 года, и он по еще недавно общепринятым политическим меркам — «пацан». Он не достиг даже возраста Михаила Горбачева, который стал генсеком ЦК КПСС в 54 года и успешно развалил свою страну.
Но есть одно обстоятельство, которое роднит и «мечтателей», и «мишистов». Поменяться местами они могут, увы, в любой момент. Если изменится конъюнктура или массированно пойдут деньги под новый заказа. У них одинаково есть опыт и власти, и оппозиции. Тот же мэр Тбилиси Каха Каладзе мог стать «мишистом», но начал политическую карьеру в «ГМДГ», когда та была в оппозиции.

Мишико сильно сдулся

Второй вывод страшнее всего для Саакашвили. Фактор его влияния на грузинскую ситуацию значителен, но все оказался переоцененным. Он затеял хорошо спланированную и срежиссированную авантюру со своим возвращением, последующим арестом и драматической голодовкой, которая должна была растопить сердца грузин настроениями сочувствия и сострадания.

Так во многом и получилось, Грузия поднялась на многочисленные митинг протеста под лозунгом «Свободу Мише» («МишаФри»). Но все равно этого оказалось мало, чтобы вылиться и конвертироваться в голоса избирателей за «мишистов». И сейчас «ЕНД» грозится, что предоставит новый «план бескомпромиссной борьбы». Столичный лузер и глава «ЕНД» Ника Мелия уже заявил, что «выборы в Грузии потеряли всякий смысл». Ну, потому, что, как вы понимаете, оппозиция не может на них выиграть мирно.

А значит, оппозиция рассчитывает победить на улице. Мелия призвал все оппозиционные партии к объединению в борьбе с «ГМДГ». «Коалиционное единство оппозиционных партий хорошо сработало, у народа появилась вера. Наша главная задача, чтобы коалиция расширилась, и в ней было место не только партиям, но и обществу, активным гражданам, всем, кто понимает, что в условиях нынешней власти нормальные выборы никогда не пройдут», — сказал он. А один из его соратников Гия Барамидхе даже пригрозил: «Нам ничего не осталось кроме мирной революции. Мирная революция означает полную изоляцию этого режима, чтобы от него отвернулись все граждане… Завтра или послезавтра мы начнем грандиозную акцию и эта акция не завершится, будь то палатки, протесты, акции в разных городах».

Но «мишистам» нужен лидер, а никого другого, кроме Саакашвили, у них нет. Поэтому они обращаются к «личному узнику Путина» прекратить голодовку. Дабы чего не вышло. Это Грузия, детки, как говорится. Не зря же премьер-министр этой страны Ираклий Гарибашвили, рассуждая о превратностях политической судьбы и голодовке Михо, сказал, что право на самоубийство — это неотъемлемое право любого человека, и если экс-президент хочет довести свою политическую диету до летального конца, то флаг ему в руки. И потому отец Михо Николоз Саакашвили уже призвал сына покушать с совершенно благородной целью: «Миша, твой 30-дневний беспрецедентный протест имел огромное влияние на мобилизацию выборов, что позитивно отразилось на результат. Время прекратить эту форму протеста и набраться сил. Народу нужна поддержка».

Об этом своего верховного вождя просит и Ника Мелия, понимая, видимо, что без Михо он — никто и зовут его никак. Точнее — Никанор, уменьшенный до Ники.

Грузия остается расколотой

Третий вывод — тоже, увы, очень очевидный. «Мишисты» в лучшем для себя случае оставили мины замедленного действия, о которых все могут забыть, если «мечтатели» смогут наладить жизнь в стране и подарить ей надежду. Однако результаты выборов везде говорят об одном — общество в Грузии расколото практически пополам. «Мечтатели» победили «мишистов» с небольшим перевесом голосов — 1-3%.
В нормальной демократической стране это нормально. Но речь идет о Грузии, которая в 2003 году на постсоветском пространстве начале череду «цветных революций» — «революцию роз». И в Грузии, как и в Украине, было два успешных госпереворота — в 1992 году, когда в кресло главы Грузии-президента водружали Эдуарда Шеварднадзе, а потом в 2003-м, когда Саакашвили и компания выносили его оттуда, вооружившись букетами роз и дубинками.

Потом «цветняков» на постсоветском пространстве было много, но только Грузии свергнутого в 1992 году президента Звиада Гамсахурдия очень быстро свели в могилу. 31 декабря 1993 года он то ли сам застрелился, то ли умер от сахарного диабета и воспаления простаты, то ли попросту был убит (отравлен, застрелен и т. д.). Все за этой смертью видели Шеварднадзе и его полукриминальных подельников Джабу Иоселиани или Тенгиза Китовани. Шеварднадзе по этом поводу молчал. А что он мог сказать? Но вот Джаба Иоселиани не стеснялся разгонять сторонников Гамсахурдиа («звиадистов») силой со словами «Демократия — это вам не лобио кушать».

Потом, кажется, организаторы цветных революций взяли на вооружение именно грузинский опыт — в 2014 году участники евромайдана в Украине намеревались не только сбросить, но и убить президента Виктора Януковича, и тот просил россиян помочь выбраться из пылающей страны.

Сейчас и представитель «ГМДГ» Алуда Гудушаури в ответ на угрозы «ЕНД» начать новый «цветняк» сказал: «Мы противопоставим адекватный ответ всем действиям, которые станут вызовом для нашей страны и угрозой для конституционного строя. Под адекватным ответом мы подразумеваем закон и Конституцию страны». Но убитому-то ведь все равно, чем его прикончили — пулей, прикладом, дубинкой, ядом или увесистым томиком Конституции…

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.