Репрессии дошли до абсурда. На Украине атошника засудили за лайк в «Одноклассниках»

Репрессии дошли до абсурда. На Украине атошника засудили за лайк в «Одноклассниках»

Роменский районный суд Сумской области осудил автозаправщика за лайк в соцсети «Одноклассники». Мужчине вменили попытку свержения конституционного строя и захват государственной власти

Само по себе это событие в который раз показывает не просто ужас, но сюрреалистический ужас репрессивного режима, который сложился на Украине после победы Майдана в 2014 году.

Со временем, когда были убиты, сломлены, брошены в тюрьмы и выдавлены из страны реальные противники режима, система репрессий начала деградировать. От преследования политиков, журналистов и активистов, которые не совершали никаких преступлений, но хотя бы публично заявляли о несогласии с политикой властей, она перешла на совершенно безобидных и, что самое важное, вполне лояльных людей.

Перешла по разным причинам.

Деградирующая система репрессий

Во-первых, в народе нужно перманентно поддерживать страх и истерику: Россия вот-вот нападет, а внутри страны полно ее опасных агентов. Это классически позволяет (с разной степенью успеха) смещать общественный дискурс с экономических и гуманитарных проблем, то есть с ответственности украинских властей, на агрессию «врага», который и виноват во всех неприятностях.

Во-вторых, на системе репрессий за 8 лет уже выросло целое поколение «профессионалов» (прежде всего в СБУ и прокуратуре), которое не представляет себе другой жизни и фактически кормится этими репрессиями. Причем не обязательно коррупционным способом, хотя и не без того, конечно. Просто должность, карьерный рост, общественный статус. Самореализация, в конце концов.

Итак, деградирующая система больше не может ловить «террористов» и «сепаратистов» по политическим мотивам, поскольку их не осталось или почти не осталось. Миссия УВПКЧ ООН, по крайней мере, отмечает, что в СИЗО «политические» больше не встречаются, хотя пресс-службы СБУ и прокуратуры регулярно сообщают о раскрытии и поимке таковых.

Частное дело заправщика АЗС «Ромтрансоил» в Ромнах точно иллюстрирует описанную выше общую тенденцию. А еще точнее ее иллюстрируют детали этого дела, на которые никто особенно не обратил внимания.

Итак, начальник отдела надзора за соблюдением законов органами СБУ и Государственной пограничной службы прокурор сумской облпрокуратуры Виктория Постоленко подписала составленный в СБУ обвинительный акт по ч. 2 ст. 109 УК Украины. Это «публичные призывы к насильственному изменению или свержению конституционного строя или к захвату государственной власти, а также распространение материалов с призывами к совершению таких действий», что карается лишением свободы на срок до трех лет.

Суть данного преступления — это «призыв», то есть просьба, требование, обращение с целью побудить кого-либо к каким-то действиям. Нет призыва — нет и преступления.

«Похоже по строению на советский герб»

В материалах дела № 585/208/21, а именно в обвинительном акте, написано следующее:

«ЛИЦО_1, имея антипатию к представителям действующей в Украине власти, считая ее пришедшей к власти незаконно, разделяя взгляды о том, что в такой ситуации граждане имеют право на самоопределение и не должны подчиняться действующей власти и соблюдать требования Конституции Украины, законов, других нормативных актов Украины, используя созданный им лично в 2015 году в социальной Интернет-сети «Одноклассники.Ру» аккаунт (персональную страницу)…».

Всегда очень радует, когда в СБУ и прокуратуре на стадии досудебного расследования знают, к кому человек чувствует антипатию, кого он воспринимает и не воспринимает, какие взгляды разделяет.

Почему судьи в принципе принимают такие не имеющие отношения к сути статьи УК решения, трудно сказать. Возможно, они просто не читают эти ничего не значащие преамбулы, но читают журналисты и пишут о человеке всякие глупые гадости.

С точки зрения европейской концепции прав человека, а скорее всего, и Конвенции (решать это должен ЕСПЧ), подобное недопустимо. Также недопустимо, уже со стороны украинского законодательства, проводить параллель между мнением, что власть незаконна, и соблюдением законов. Если она незаконна, то отказ от подчинения ей как раз и является законным. Но все это надо доказывать в суде, а не утверждать на стадии следствия как нечто априори известное.

Однако наиболее вопиющий фрагмент содержится далее:

«С целью реализации своего преступного умысла…, понимая противоправный характер своих действий, предусматривая и желая наступления негативных последствий посредством распространения сепаратистской идеологии среди населения Украины, дискредитации действующей власти Украины и дестабилизации ситуации в стране, ЛИЦО_1 разместило… путем проставления отметки «Класс» под публикацией в социальной сети «Одноклассники.РУ» публикацию…, представляющую собой агитационную открытку на черном фоне с изображением, похожим по «строению» на советский Герб, в котором в окружении перевязанных снопов посередине есть изображение советской звезды с серпом и молотом, окутанной снизу красной лентой с текстом «Один народ», над звездой изображены три современных флага Российской Федерации (бело-сине-красный), Украины (желто-голубой) и Республики Беларусь (красно-зеленый)».

Иначе говоря, материал с призывами к насильственному изменению или свержению конституционного строя или к захвату государственной власти (при чем здесь «сепаратистская идеология» из другой статьи УК?) — это похожая на герб СССР картинка с надписью «Один народ» и современными флагами России, Украины и Белоруссии.

Что же из этого преступно? Публиковать герб СССР действительно теперь нельзя, но, во-первых, следствие само написало, что изображение «похоже» на герб СССР, а во-вторых, это совсем другая статья УК. Флаги указанных государств не запрещены никаким законом. Значит, дело в тексте «Один народ»?

Еще раз: статья, по которой осудили человека, определяет наказание за «призыв», то есть обращение с побуждением что-либо сделать. Не надо быть дипломированным лингвистом, чтобы понимать: во фразе «Один народ» призыв не содержится, в ней даже нет глагола, определяющего действие. Даже если интерпретировать ее как «Русские, украинцы и белорусы — один народ», то по форме она — суждение, а не призыв. Содержание суждения всегда субъективно, поскольку бездоказательно (это не умозаключение), то есть является мнением.

Мнение же неподсудно.

Бесплатный адвокат хуже прокурора

Но эксперт-лингвист Черниговского отделения Киевского НИИ судебных экспертиз Минюста провел семантико-текстуальную экспертизу (двух слов, за что ему заплатили деньги налогоплательщиков) и пришел к выводу, что в опубликованной картинке «имеется публичный призыв-обращение к неопределенному кругу лиц, вероятно, украинцам, которые разделяют взгляды автора (касательно единства трех славянских народов, украинцев, белорусов и русских), сбросить действующую украинскую власть для объединения этих трех народов по принципу триединства, то есть является публичным призывом к насильственной смене или свержению конституционного строя или захвату государственной власти».

Ничего себе допущение. Это, без сомнения, превышение экспертом своих полномочий, которые заключаются в одном: ответить на вопрос, содержится призыв или нет.

Рассуждать, к кому этот призыв «вероятно» может быть адресован, какими методами можно его реализовать и являются ли эти методы уголовно наказуемым деянием — вне компетенции эксперта-лингвиста, и такая экспертиза не может быть принята судом как надлежащее доказательство. Но суд принимает, и вот почему.

Адвокат Евгений Романенко уговорил подзащитного подписать соглашение с прокурором о признании вины. Говорят, бесплатный адвокат хуже прокурора. Но в случае данного дела адвокат вообще феноменален.

В 2012-2014 он, собственно, и работал прокурором в Сумской области. А в 2014 был мобилизован в АТО (награжден отличием Президента Украины «За участие в антитеррористической операции»). Через некоторое время после возвращения на гражданку Романенко открыл адвокатскую контору «Романенко и Партнеры», возглавил общественную организацию «Бюро гражданского контроля в военной сфере», а также стал членом волонтерского проекта «Правовая помощь участникам АТО» Ассоциации юристов Украины.

В рамках этого проекта, скорее всего, Романенко и помогал своему подзащитному. Дело в том, что в материалах дела указано, что ромненский заправщик и его сын — участники войны. Не сказано, какой именно, но, учитывая бэкграунд адвоката, можно предположить, что той самой. Кстати, это интересная деталь в плане взглядов некоторых участников АТО на братские отношения между народами и при этом лояльность государству, которое провозглашает обратное.

Еще одна деталь — деградирующая система репрессий, которая за неимением реальных врагов начала преследовать своих же защитников.

Суд умывает руки

Однако обвиняемый вину свою хоть и признал, но в соглашении указал, что он «лайкнул фотографию в интернете, потому что не знал, что это преступление». Он не желал наступления негативных последствий, не хотел никаких проблем и не делал бы так, если бы знал об уголовной ответственности. А ведь такая формулировка в корне меняет дело. И суд это заметил:

«Несмотря на то, что некоторые пояснения могут свидетельствовать о частичном признании вины… стороны процесса не считали, что такая позиция обвиняемого является препятствием для заключения соглашения о признании вины».

Соглашение о полном признании, но полного признания нет. Соглашение — сговор адвоката и прокурора, а не позиция обвиняемого, который не понимает, что вообще он сделал преступного. Кроме того, суд в своем решении прямо указал на несоблюдение закона в оформлении обвинительного акта:

«…суд считает, что сторона обвинения при квалификации действий не определила призывы к каким именно действиям распространял обвиняемый — к насильственной смене или свержению конституционного строя или же к захвату госвласти. Сторона обвинения ограничилась констатированием всех указанных в ч. 2. ст. 109 УК Украины признаков состава преступления».

Суд говорит, что не определен состав преступления, что есть основания для возврата обвинительного акта. Но раз обвиняемый и его защитник не протестуют, суд умывает руки. С защитником все понятно, обвиняемый ничего не соображает в юриспруденции, но сам-то суд что?

А если соглашение подписано под давлением? Не должен ли суд отказаться его принимать, раз видит его незаконность и даже прямо сообщает об этом в своем решении? Полномочия такие есть. Нет смелости выполнять закон. Действительно, какой смысл судье подвергать себя опасности со стороны бродячих нацистов или читать про себя гадости и оскорбления в СМИ («агент ФСБ», «изменник» и так далее), если сам обвиняемый не настаивает на борьбе. Вот так устроена система правосудия.

В итоге автозаправщику с зарплатой в 8000 гривен выписали штраф в 4250 гривен (это за призывы к свержению власти-то) и заставили заплатить 6537 гривен за судебную экспертизу (ту, где эксперт изучал два слова — «Один народ»).

Остатки демократической общественности на Украине сетуют, что имеющие все необходимые ресурсы как бы оппозиционные политики и бизнесмены не делают ничего, чтобы защитить в судах преследуемых властями по политическим мотивам их же потенциальных избирателей. Ситуация вопиющая, но о чем вообще речь, если даже адвокат-атошник вот так «защищает» подзащитного-атошника?

 

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.