Польша: чем больше русофобии, тем выше цены на энергоносители

Польша: чем больше русофобии, тем выше цены на энергоносители

Вследствие политики «диверсификации поставок» энергоносителей — то есть уменьшения их закупок в России, — в Польше резко выросли цены, и впервые со времён социализма введены ограничения на продажу угля

В последние дни у поляков старшего и среднего поколения появилось стойкое ощущение дежавю. Уже в середине октября у складов, которые продавали уголь населению, начали выстраиваться ночные очереди — поскольку топлива не хватало для всех покупателей. После этого ряд продавцов ограничили отпуск угля в одни руки или вовсе прекратили его розничную продажу.

Польские аналитики не придумали ничего лучше, чем обвинить в дефиците… самих потребителей. По словам Лукаша Горбача, президента Палаты продавцов польского угля, клиенты сами себя накручивают, потому что, видя рост цен, часто покупают больше угля, чем обычно, и спрос на него растет. При этом предложение угля для коммунально-бытовых потребностей в Польше ограничено — как польского, так и привозного. Кроме того, как сообщил 29 октября в Сейме замминистра государственных активов Польши Мачей Малецкий, лишь 12-14% добытого в стране угля удовлетворяет нормы качества для бытового рынка. По его словам, дефицит угля для розничных покупателей «носит временный характер, что связано с сезонным повышением спроса».

Однако перед началом отопительного сезона в предыдущие годы ничего подобного в Польше не наблюдалось.

Ныне же большинство польских продавцов угля для населения ввели ограничения. Так, Polska Grupa Górnicza продаёт не более трёх тонн угля в одни руки за наличный расчёт, и не более пяти тонн в день — через свой интернет-магазин. А в Przedsiębiorstwie Górniczym Silesia и вовсе прекратили продажу угля домашним хозяйствам. При этом розничная цена тонны угля в Польше достигла 1400 злотых (более 300 евро), хотя ранее не превышала 900 злотых.

Польские торговцы углём также жалуются, что обычно более дешёвый российский уголь ощутимо подорожал, причём задолго до отопительного сезона и даже резкого роста цен на газ летом 2021-го. Всё дело в том, говорит Лукаш Горбач, что на азиатском и турецком рынках угля российским поставщикам предлагают более привлекательные ценовые условия, чем на польском. Эксперт умалчивает ещё об одном моменте: в Польше в рамках государственной политики «диверсификации поставок» энергоносителей постоянно пытаются уменьшить закупки угля в России, а ведь чем меньше партия поставки — тем выше цена, независимо от прочих условий.

Соответствующая кампания идёт, в том числе, под предлогом защиты национального производителя. Так, близкая к польскому правительству газета Rzeczpospolita акцентировала внимание на том, что в 2020 году в Польшу было поставлено 9,44 миллиона тонн российского угля, а добыча польского угля за тот же период упала на 11,7%. В этом году поставки угля из России в Польшу ожидались в объёме около 8 миллионов тонн, однако если зима будет более холодной, импорт этого энергоносителя станет вынужденным, и Москва сможет на этом хорошо заработать, причитает Rzeczpospolita. При этом газета признала, что Россия остаётся самым большим поставщиком угля не только для Польши, но и для всего европейского Союза. Другие же польские СМИ, обосновывая необходимость импорта российского угля, пишут о том, что его закупает даже Украина, постоянно твердящая о «российской агрессии».

Ситуация же на польском газовом рынке ещё более «диверсифицирована», и шла к ней Польша на протяжении десятилетий.

Поначалу Варшава демонстрировала адекватность: в 1994 году было подписано соглашение о реализации проекта «Ямал — Европа» — транснационального магистрального экспортного газопровода из России в Германию через Белоруссию и Польшу. А 25 сентября 1996 года был подписан так называемый «Ямальский контракт», который предусматривал поставки российского газа в Польшу до 31 декабря 2022 года в объёме минимум 8,7 миллиарда кубометров в год. Ценовая формула была аналогична той, что применялась в долгосрочных поставках газа в Германию.

Хотя «Газпром» не скрывал, что главная цель газопровода «Ямал — Европа» мощностью в 32,9 миллиарда кубометров в год — обойти Украину, он был весьма быстро построен и запущен в эксплуатацию в 1999 году. Польша начала получать не только российский газ, но и неплохие деньги за его транзит. При этом с самого начала предусматривалось, что у газопровода будет вторая ветка. Но потом в дело вмешалась политика.

В 2005 году, когда газопровод «Ямал — Европа» был выведен на проектную мощность, а для начала строительства второй ветки уже была подготовлена вся необходимая инфраструктура, перспективы «Ямала-2» стали весьма туманными. Как отмечал в январе 2009-го в комментарии немецкому правительственному агентству Deutsche Welle доцент Высшей школы экономики Андрей Суздальцев, проект в ущерб себе заблокировала Варшава. Польша, отмечал эксперт, «опекает» Украину в Евросоюзе и не хочет, чтобы Киев как-то в этом плане пострадал.

Именно в связи с действиями Польши на повестке дня «Газпрома» и его европейских партнёров появился «Северный поток — 1». Но даже после того, как в 2012-м строительство этого газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря было завершено, в Москве не теряли надежд, что польские партнёры образумятся и вернутся к идее проекта «Ямал-2».

3 апреля 2013 года президент России Владимир Путин заявил, что «Газпрому» следует вернуться к проекту строительства второй очереди газопровода «Ямал-Европа». Однако представители польского правительства заявили, что Польша не будет поддерживать российские энергетические проекты, усиливающие давление на Украину, даже путём потери собственных прибылей.

Правда, официальной причиной отказа в строительстве газопровода «Ямал-2» стала экология — мол, он должен был проходить по охраняемым территориям национальных парков. В феврале 2014-го «Газпром» окончательно отказался от идеи нового газопровода через Белоруссию и Польшу, и все силы бросил на «Северный поток — 2», против которого с момента обнародования этих планов выступает Варшава. При этом польская государственная компания PGNiG в европейских судах добилась ограничения на объём поставок по немецкому газопроводу OPAL — сухопутному продолжению «Северного потока — 1».

А в марте прошлого года PGNiG через Стокгольмский арбитраж не только изменила формулу цены по «Ямальскому контракту», но и получила от «Газрома» компенсацию за «переплату» по формуле с нефтяной привязкой с 2014 года —1,5 миллиарда долларов. Однако при нынешних ценах на газ в Европе, судя по всему, Польше придется уже этой зимой с лихвой вернуть всю компенсацию в виде более высоких платежей.

Разница в цене газа с нефтяной привязкой и спотовой составляет сейчас около 500 долларов за тысячу кубометров. Так, для Польши цена может формироваться по одной из формул, которые применяет для Европы «Газпром». Например, стоимость топлива на 70% состоит из биржевой цены, а 30% — по котировкам нефтяной корзины. По таким условиям платила за газ в октябре Молдавия — 790 долларов за тысячу кубометров, тогда как цена газа по формуле с нефтяной привязкой составляла 280 долларов.

По данным «Газпрома», с октября 2020-го по апрель 2021 года Польша импортировала 5 миллиардов кубометров российского газа. Показатели текущего октября показывают, что поставки российского газа идут с превышением, и зимой у страны не будет альтернативных источников, которые смогут заменить российский газ. Таким образом, в этот отопительный сезон затраты Польши на газ могут составить не менее 3,95 миллиарда долларов, а переплата в сравнении с ценой с нефтяной привязкой —2,55 миллиарда долларов, то есть куда больше, чем удалось выбить из «Газпрома» через арбитраж.

Понимая это, 28 октября компания PGNiG направила в «Газпром» заявку на пересмотр цены по долгосрочному контракту в сторону снижения. «В последнее время мы стали свидетелями беспрецедентного роста цен на природный газ на европейском оптовом рынке. Эта чрезвычайная ситуация дает основание для пересмотра ценовых условий, на которых мы закупаем газ по „Ямальскому контракту». По нашему мнению, есть возможности для снижения цены на газ, поставляемый для PGNiG», — заявил президент польской компании Павел Маевский. Компания не уточнила детали своих требований, но российские эксперты сомневаются, что «Газпром» пойдет на них.

Так, заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач заявил: «Поляков можно поздравить, они добивались изменения формулы цены на спотовую привязку — и теперь пожинают плоды. Ситуация на рынке действительно изменилась, но в этих условиях можно говорить только о наценке, а не о скидке». Аналитик финансовой группы ФИНАМ Сергей Кауфман считает, что в нынешней ситуации сложно ожидать уступок от «Газпрома», если только Польша не поменяет своего решения насчет продления текущего транзитного договора. Ранее польские власти неоднократно заявляли, что продолжать «Ямальский контракт» не собираются ни в коем случае.

А долгосрочный транзитный контракт с «Газпромом» у польской стороны закончился ещё в минувшем году, Варшава наотрез отказалась его продолжать или подписывать новый — и пожинает горькие плоды этого решения. Если на прошедший газовый год (с октября 2020-го по сентябрь 2021 года) российская компания бронировала мощности транзита через Польшу на годовом аукционе, то с октября нынешнего «Газпром» перешёл на месячное бронирование, и использует польский маршрут лишь на треть. Более того, вот уже вторую неделю физических поставок в Германию по нему практически нет, поскольку весь газ в рамках виртуального реверса отбирают польские потребители. Более того, несколько раз газопровод переходил в режим реального реверса, работая на поставки газа из Германии в Польшу. Скорее всего, таким образом в Варшаве надеются надавить на «Газпром», но в российской компании демонстрируют ледяное — во всех смыслах — спокойствие.

Но если рост цен на и газ — и, соответственно, на отопление и электричество, — польские бытовые потребители пока не заметили, поскольку в договорах с обслуживающими компаниями пересчёт тарифов возможен лишь раз в квартал, то цены на топливо для автомобилей каждый день бьют рекорды. «Это трагедия, цены на бензин и дизель выросли с 4,5 до 6 с лишним злотых, автогаз подорожал с 1,9 до 3,5 злотых, а у меня как раз машина на газе — сказал в эксклюзивном комментарии для Украина.ру сотрудник варшавской финансовой компании Сергей Хроненко. — Естественно, после скачка цен на топливо автоматически цены на все продукты поднялись».

А ведь ещё в апреле 2021 года польская государственная нефтяная компания Orlen, владеющая НПЗ в Плоцке, хвасталась «историческим» договором с Exxon Mobil на поставку американской нефти. Польские аналитики тогда отмечали, что эта нефть дороже российской, под переработку которой построены польские НПЗ, — при этом поставки последней постоянно уменьшаются по политическим причинам. Так, Кшиштоф Романюк из Польской организации производства и продажи нефтепродуктов сообщил тогда порталу Money.pl, что доля российской нефти на польском рынке снизилась с 90% в 2015 году до 70% в 2020-м.

На вопрос журналистов, почувствуют ли польские водители эффект от поставок американской нефти, эксперт тогда оптимистически заявил, что Orlen, смешивая американскую лёгкую нефть с тяжёлой российской, сможет производить больше бензина за счет мазута, спрос на который невелик, и снизить свои производственные издержки. Может, так и произошло, но цены за литр бензина и дизеля на заправках во всех регионах Польши впервые в истории страны превысили 6 злотых, а 98-й бензин и вовсе стоит почти 6,5 злотых — то есть практически полтора евро (более 120 рублей).

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.