«Политический» атом. БелАЭС как заложница кризиса власти в Белоруссии

«Политический» атом. БелАЭС как заложница кризиса власти в Белоруссии

На фоне массовых беспорядков в Республике Беларусь и забастовок на крупных предприятиях особую тревогу вызывает судьба строящейся Белорусской атомной электростанции. И если существует надежда на благоразумие персонала БелАЭС, который не допустит внештатной ситуации на ядерном объекте, то дальнейшая судьба станции вызывает много вопросов

БелАЭС — знаковое для Александра Лукашенко предприятие, запускающее в стране такую новую для РБ отрасль, как атомная энергетика. Пресс-служба главы государства уже сообщила, что президент собирается посетить официальный запуск станции, который должен состояться в конце года.

Белорусская АЭС сооружается по российскому проекту в Гродненской области в Островце. Генподрядчиком строительства является «Атомстройэкспорт» (входит в «Росатом»). Станция будет состоять из двух энергоблоков с реакторными установками ВВЭР-1200 суммарной установленной электрической мощностью 2400 МВт.

За два дня до президентских выборов на Белорусской АЭС началась загрузка ядерного топлива. Всего до конца августа последовательно будут загружены 163 тепловыделяющие сборки с ядерным топливом. После загрузки топлива ректор будет выведен на минимально контролируемый уровень (1% мощности) с проведением соответствующих исследований. После подтверждения надежности и безопасности работы энергоблока на проектных параметрах начнется этап энергетического пуска, в ходе которого блок впервые будет включен в энергетическую сеть.

Этап загрузки топлива превращает АЭС в объект ядерной энергетики. Это означает старт операций по его пуску. Энергетический пуск первого энергоблока с включением в энергосистему страны планируется в четвертом квартале 2020 года. Ввод в промышленную эксплуатацию энергоблока №2 запланирован на 2022 год.

Атомный фейк

После того, как в Белоруссии начались массовые акции протеста, в сети появились сообщения о начале забастовки на Белорусской АЭС. Тelegram-канал Nexta опубликовал фотографию группы людей на фоне проходной БелАЭС, сообщив: «Строители БелАЭС с народом!» Также были опубликованы кадры с грузовиками на территории станции, сигналящими в знак солидарности с бастующими.

К каким последствиям может привести забастовка персонала на атомной станции, страшно даже представить. И ликование по этому поводу вызывает сомнения в адекватности восторгающихся. Тем более, кто-кто, а белорусы не понаслышке знают, что такое авария на АЭС. Загрязнение территории Белоруссии цезием-137 с плотностью свыше 37 кБк/м² после Чернобыльской катастрофы составило 23% от всей площади республики.

Однако позже выяснилось, что, к счастью, на станции забастовки не было. «Утром перед зданием администрации собралось 15 человек из «Гроднопромстрой». Они сделали снимок и разошлись», — рассказали корреспонденту Sputnik Беларусь в инфоцентре атомной станции. При этом особо подчеркнули, что станция работает в штатном режиме и никто на территории БелАЭС не объявлял забастовок.

Баба Яга — против!

На фоне беспорядков в Белоруссии оживилась и Литва, которая выступает против БелаАЭС с момента начала ее строительства. От собственной ядерной энергетики Литва отказалась, поторопившись закрыть Игналинскую АЭС ради вступления в Евросоюз. И это несмотря на то, что производство электроэнергии на этой станции было высокорентабельным: при себестоимости в 1.8 евроцента за кВт⋅ч государство продавало её потребителям за 10 евроцентов.

Вильнюс выражает недовольство строительством в Белоруссии атомной станции у литовской границы из-за ее «небезопасности». Но МАГАТЭ опасений литовцев не подтверждает. Скорее всего, Литву раздражает, что именно «Росатом» строит АЭС в Беларуси. В прошлом году во время своего официального визита в Польшу президент Литвы Гитанас Науседа признался, что  Вильнюс  рассматривает БелАЭС как «политический проект, инициированный Россией».

Не сумев вначале запретить, а затем и остановить строительство, Литва в последние годы сконцентрировала свои усилия на том, чтобы сделать работу белорусской станции для Минска невыгодной. Парламент Литвы постановил, что электростанция несет «угрозу для национальной безопасности» республики. Минск, в свою очередь, гарантирует, что атомная станция будет соответствовать самым высоким стандартам безопасности. Правительство Литвы уже приняло решение, что не будет закупать электроэнергию со станции.

Недавно, как раз на фоне протестов в Белоруссии, было объявлено, что президенты Литвы и Эстонии договорились работать над общим соглашением среди стран Балтийского региона об отказе от импорта электроэнергии с БелАЭС.

В литовской столице сегодня всерьез рассчитывают на то, что своими действиями смогут заставить Белоруссию отказаться от атомной станции и закрыть ее из-за невозможности продавать вырабатываемую на ней электроэнергию и обслуживать ее работу. При этом подобные расчеты выглядят довольно странными, так как для Минска, взявшего на строительство у России $10 млрд не закончить стройку попросту невозможно. Хотя действия Литвы, призывающей не только страны Прибалтики, но и Украину блокировать приобретение белорусской электроэнергии, могут оказаться для Минска действительно серьезной проблемой.

К слову, Лукашенко все-таки добился от России смягчения условий кредита. Министерство финансов Белоруссии сообщило, что срок российского кредита на строительство Белорусской АЭС был продлен на два года, ставка на кредит снижена до 3,3% годовых, а ее режим изменен с плавающей на фиксированную. Протокол о внесении соответствующих изменений был подписан в Москве 14 июля нынешнего года. Как отмечают в Минэнерго Белоруссии, запуск станции позволит замещать 4,5 млрд кубометров природного газа в год с учетом того, что страна ежегодно импортирует около 20 млрд кубометров.

По примеру Украины?

Чем чреват перевод экономических проектов в политическую плоскость, можно убедиться на украинском примере. Украина и Россия подписали соглашение о достройке блоков №3 и №4 на Хмельницкой АЭС в 2010 году, еще при президенте Викторе Ющенко. Российский «Атомстройэкспорт» как подрядчик должен был построить на ХАЭС два реактора типа ВВЭР-1000. Планировалось, что строительство завершится в 2015-2016 годах. В ноябре 2012 года «Энергоатом» направил Росатому постановление коллегии ГИЯРУ, согласно которому украинский надзорный орган поставил перед «Энергоатомом» задачу, в соответствии с которой возводимые блоки ХАЭС должны соответствовать постфукусимским требованиям безопасности, то есть поколению «3 плюс». Росатом выполнил все свои обязательства по тендеру и одновременно подготовил предложения по новому проекту поколения «3 плюс». Концептуальные решения были переданы «Энергоатому» в феврале 2013 года. А в феврале 2014 года на Украине сменилась власть, и вопросы целесообразности и безопасности стали рассматриваться сквозь призму политических пристрастий.

В 2015 году Украина громко хлопнула дверью, прекратив сотрудничество с Россией по достройке двух блоков на ХАЭС. В угоду сиюминутным политическим веяниям украинская власть не только пренебрегла экономической выгодой, но и поставила под угрозу безопасность собственного населения, предлагая достроить ХАЭС кому угодно, только не Росатому.

По межправительственному соглашению, 80% финансирования достройки двух энергоблоков брала на себя Москва, и только оставшиеся 20% — Киев. После разрыва соглашения с Россией «Энергоатом» лихорадочно ищет источники финансирования. И до сих пор безуспешно.

В 2014 году «Энергоатом» уверял, что  достроить два блока на условиях товарного кредитования готова Skoda. В 2016 году «Энергоатом» заявил, что найдет средства на достройку ХАЭС на инвестиционном конкурсе. В 2017 году китайская China National Nuclear Corporation (CNNC) предложила Украине рассмотреть возможность достройки блока №4 Хмельницкой АЭС по собственной технологии Hualong One (HPR-1000), взяв на себя 85% финансирования от общей стоимости проекта.

Достройка блоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС в рамках проекта энергомост «Украина-ЕС», который предусматривает выдачу мощности с блока №2 в энергосистему Евросоюза, не реализуется из-за отсутствия спроса на атомную электроэнергию у европейских потребителей.

В настоящее время «Энергоатом» уже ищет деньги на реализацию проекта у британского банка Barclays, у компании Korea Hydro & Nuclear Power и Китайской национальной ядерной корпорации.

Стратегические планы Белоруссии под угрозой

Безусловно, нынешние политические события в Белоруссии, вместе с глобальными проявлениями мирового экономического кризиса, могут самым негативным образом повлиять на экономику страны в ряде ключевых отраслей, считает экономический аналитик Александр Рябоконь.

«Энергетика Белоруссии, которая вплотную подошла к освоению мирного атома, и в связи с этим — к реформированию своей структуры, может оказаться одной из первых отраслей, пострадавших от политико-экономических перипетий. А мелкие политические инсинуации ряда региональных соседей Белоруссии, постоянно сопровождавшие процесс строительства БелАЭС, могут обрести реальные черты и весомые экономические последствия», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру Александр Рябоконь.

Собственно, подчеркнул аналитик, под угрозой могут оказаться стратегические планы Белоруссии по дальнейшему развитию реального сектора экономики за счет современной, инновационной электрогенерации при достижении полноценного баланса в производстве и потреблении электроэнергии.

«Базовый сценарий производства/потребления электроэнергии на ближайшие 10 лет предполагает 20%-й рост при реформировании структуры генерации. Вместе с вводом в эксплуатацию 2,4 ГВт атомных мощностей и умеренным ростом доли блок-станций (как на ископаемом топливе, так и ВИЭ) в энергосистеме, предполагается поэтапный вывод из эксплуатации устаревших в 21 веке ГРЭС (65% сегодняшних мощностей) и дальнейшая модернизация ТЭЦ до лучших современных образцов. При этом в сфере производства тепловой энергии стимулируется переход от сжигания угля и газа на электрокотлы и рациональное использование электроэнергии субъектами генерации на собственные нужды. И это при базовом сценарии нулевого импорта/экспорта.

Как видим, белорусам в нынешней ситуации следовало бы задуматься о собственных экономических перспективах, прежде всего. Ибо политические игры соседей вокруг БелАЭС и покупки/непокупки произведенной ею электроэнергии находятся в сфере собственных интересов ряда глобальных и региональных игроков.

Эксклюзивный «абонемент» на транзит белорусской электроэнергии и увеличение собственной транзитной роли для белорусского энергетического импорта могут подсластить даже «игналинскую пилюлю». Все-таки новая АЭС — это в любом случае важный актив. Вопрос только в том, в чьих интересах он будет работать», — подытожил Александр Рябоконь.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.