«Музей переходного правосудия». Крымские мечты Сороса и ультраправых

«Музей переходного правосудия». Крымские мечты Сороса и ультраправых

Сорос вместе с ультраправыми создал «Виртуальный музей российской агрессии» как «элемент переходного правосудия», т.е. базы для массовых репрессий в Крыму после его гипотетического возврата Украине

«И правосудие не для всех»

«Музей» ну прямо суперофициальный — на главной странице сайта указаны Министерство вооруженных сил, Институт нацпамяти, прокуратура АР Крым, Офис генпрокурора, Минюст и Представительство президента Украины в АР Крым.

Представил его целый министр культуры и информационной политики Александр Ткаченко, сказав, что информация с ресурса будет полезной для иностранных журналистов как «надежный источник» для освещения преступлений России в Крыму и на Донбассе. Пока более-менее проработана только часть, касающаяся Крыма.

Однако заявленная «надежность» источника, несмотря на множество государственных партнеров, вызывает некоторые сомнения уже тем, что два гранта на полтора миллиона гривен для создания «музея» дал фонд Сороса «Возрождение», имеющий многолетнее реноме тотально идеологизированной организации. Причем дал не Министерству культуры, глава которого презентовал проект, а какой-то Львовской грантоедской организации «Прометей», живущей на деньги как «Возрождения», так и посольства Канады. Украинскому государству даже не доверили делать «Виртуальный музей российской агрессии» напрямую.

Немаловажно и то, что на сайте фонда «Возрождение» сказано — деньги выделены на проект, являющийся «элементом переходного правосудия». То есть министр Ткаченко лукавит, говоря, что «музей» зафиксирует какие-то данные для истории и для желающих разобраться в вопросе журналистов.

«Переходное правосудие» — это законопроект «Об основах государственной политики переходного периода», по крайней мере та его часть, которая касается уголовной ответственности лиц за преступления, связанные с оккупацией Крыма. Законопроект откровенно зверский, не отвечающий международным нормам, что и отметила Венецианская комиссия:
«Из-за того, что нормы являются общими и размытыми… проект больше напоминает политические указания, чем нормативно-правовой акт».

Комиссия прямо потребовала: привести в соответствие с международным правом положения об ответственности за уголовные преступления, совершенные в связи с временной оккупацией; сузить и уточнить положение о люстрации, учитывая, что, по международным стандартам, люстрация ограничивается важнейшими должностями в государстве и не распространяется на выборные должности, должна быть возможность ее судебного контроля и т.д.; пересмотреть, что закон имеет целью установление правды о всех преступлениях, а не только о тех, которые совершены определенными конкретными субъектами конфликта.

В общем, «переходное правосудие» в нынешнем его изводе — это про месть и политические репрессии, а не про правосудие. Но фонд Сороса оплачивает сайт, на основании данных которого должно вершиться «переходное правосудие», т.е. открываться уголовные дела. Еще большее недоумение вызывает тот факт, что львиная доля данных, выложенных в этом «надежном источнике» — пересказ книги «Крым за занавесом. Путеводитель по зоне оккупации», которую на средства Сороса и посольства Канады издал в 2019 львовский «Прометей».

Итак, проект, являющийся «элементом переходного правосудия» содержит не материалы следственных и судебных органов, а результат творчества грантовой организации.

Выжигать врага напалмом… пока только информационным

Другой партнер «музея», который, вероятно, является еще одним источником «надежной» информации — сообщество «Информнапалм».

Это что-то вроде хакерской группы, которая взламывает секретные документы врагов Украины и разоблачает их. Говорят, что эта контора тесно связана с СБУ. Была ли она создана под крышей СБУ, пока не понятно, но сотрудничество их — факт.

«Информнапалм» нужен как заявитель для открытия уголовных дел, касающихся нацбезопасности. Происходит это следующим образом. СБУ необходимо закрывать план по поимке «госизменников» и других «российских агентов». В конторе знают, что есть такой-то блогер или, скажем, журналист, который осмеливается критиковать фашизм и милитаризм на Украине. Это автоматический кандидат на репрессии.

Однако призывов к совершению противозаконных действий он не делает, а критиковать политику властей пока-что позволяют и Конституция Украины, и международное право. Как быть? Найти компромат (какие-нибудь связи с Россией), позволяющий получить от суда хотя бы разрешение на обыск, а там уже все будет нормально. Но на негласные следственные действия по поиску компромата тоже нужно разрешение суда (было нужно до нового закона об СБУ, который скоро вступит в силу). А на каком основании суд его выдаст? На основании того, что блогер критикует СБУ? Вряд ли. Другое дело, если компромат найдут некие «патриотичные» хакеры. По их доносу и открывается уголовное производство. Незаконное получение информации? Еще бы! Но кто напишет заявление на «Информнапалм» и, самое главное, кто станет расследовать?

Создатели и руководители «Информнапалма» — участники Евромайдана и т.н. волонтеры АТО Роман Бурко и Ираклий Комахидзе. Объективность и непредубежденность их, соответственно, под большим сомнением. Комахидзе, например, считает, что Грузия оккупирована Россией и такая позиция вызывает уже вопросы не столько о непредвзятости, сколько о здравости рассудка. Есть в «Информнапалме» и такой персонаж, как Михаил Макарук, одновременно являющийся спикером партии «Демократическая секира» по вопросам информационной безопасности. «Демсекира» — это непосредственно связанная с Порошенко ультраправая организация, которая кормится в нише борьбы с УПЦ Московского Патриархата.

Удивительно ли, почему одной из центральных тем «музея» является притеснение в Крыму Православной Церкви Украины (ПЦУ), которая была создана под эгидой того же Порошенко как националистическая религиозная организация?

«Объединительный собор совета украинских церквей в Киеве 15.12.2018, — указано на сайте «музея», — основал ныне крупнейшую Православную Церковь Украины (ПЦУ)».

Уже в одном этом предложении «надежный источник» обсчитался раза в полтора минимум. На 1 января 2019 года в УПЦ входило почти 12,5 тысяч приходов, а в ПЦУ (вместе с УПЦ КП и УАПЦ) — примерно 6,5 тысяч. За два года, по данным самой ПЦУ, в нее из Московского патриархата перешло порядка 600 приходов. Таким образом, сейчас в УПЦ примерно 12 тысяч приходов, а в ПЦУ — 7 тысяч. Спрашивается, что больше?

Преступлением же против ПЦУ в Крыму «музей» называет реконструкцию здания кафедрального собора святых равноапостольных князя Владимира и княгини Ольги в Симферополе: «Под видом реконструкции здание церкви фактически рушат». Что значит «фактически рушат» и чем это отличается от просто «рушат» непонятно. Доказательств, впрочем, не приведено ни фактических, ни теоретических. Почему для разрушения «вражеского» объекта оккупанту нужно маскироваться его реконструкцией, также не объяснено.

Активисты — это боевики, реконструкция — это уничтожение, мир — это война

Но это частности. В целом за на сайте представлено 20 сюжетов о событиях в Крыму с 2014 по 2020, причем, естественно с позиции украинских властей и фонда Сороса. Объективность там и не пахнет, поскольку «свои» названы «воинами света», а «чужие» — «исчадиями ада». На стороне Майдана в Крыму в 2014 выступают «активисты», «неравнодушные граждане» и «крымчане», против — «пророссийские пикетчики». Самооборона Майдана («Правый сектор»*) — это «проукраинские патриоты», а самооборона Антимайдана — «незаконные парамилитарные формирования» и «боевики».

В общем ситуация в Крыму после отделения от Украины представлена следующим образом:

«Вместе с оккупацией в Крым пришли привычные для России практики контроля и управления. Среди них — поддерживаемый властью дискурс террористической угрозы, создает атмосферу страха и недоверия в обществе, оправдывает чрезвычайные полномочия спецслужб и ограничения гражданских свобод. Культивируемый оккупационной администрацией образ врага нуждается в регулярных материальных подтверждениях — предупрежденных «преступлений» и задержанных «злоумышленников». Роль последних предназначена представителям потенциально нелояльных категорий населения: крымским татарам, украинским патриотам, ветеранам Вооруженных сил Украины и др.».

Ни у кого не складывается впечатление, что мы читаем текст об Украине после 2014 года? Дискурс террористической угрозы, который оправдывает чрезвычайные полномочия спецслужб и ограничения гражданских свобод, культивируемый образ врага требует постоянных задержаний «агентов Кремля» из нелояльных категорий населения — это же почти слово в слово текст из любого отчета УВПКЧ ООН об Украине после 2014.

Конкретные кейсы о преступлениях России в Крыму примерно такого же характера, как уничтожение собора под видом реконструкции:

1. Ханский дворец в Бахчисарае. «Музей» утверждает, что его уничтожают путем реставрации. Ханский дворец, дословно, «становится жертвой российской агрессии».

2. Крымский мост. Это раздел состоит из двух подразделов: «Планы Гитлера» и «Достижения Путина». Недвусмысленно намекается, что Гитлер только хотел построить, но не смог, а вот Путин построил, осуществив планы Гитлера. Посыл понятен.

3. Экологическая катастрофа на заводе «Титан» в Армянске. «Музей» обвиняет в нем российские власти в Крыму и отчасти это верно — непосредственные ответственные предстали перед судом (российским, не украинским), но ни слова не говориться о том, что ключевая причина катастрофы — водная блокада Крыма со стороны Украины. Ни об этом, ни об энергетической блокаде полуострова сайт не говорит ничего.

4. Национализация и продажа «Массандры». Украинский Минкульт и фонд Сороса обвиняют Россию не просто в незаконных (по украинским законам) действиях, но в военном преступлении, поскольку «согласно IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, государству-оккупанту запрещается присваивать так публичную, так и частную собственность на оккупированной территории». Все это замечательно конечно, но где война? Почти за 8 лет Украина так и не удосужилась объявить войну оккупанту и не ведет на границе с Крымом никаких боевых действий.

Вместо этого Украина продолжает оказывать оккупанту услуги по транспортировке его газа в Европу, помогая пополнять оккупантский бюджет, на средства которого он под видом реконструкции уничтожает собор и ханский дворец в Крыму.

Еще один важный партнер «музея», который предоставляет данные о «жертвах оккупации Крыма» — Крымскотатарский Ресурсный Центр. Главный друг этой конторы (помимо традиционных фонда «Возрождение», посольства США, USAID, NED и Freedom House) — Либерально — демократическая лига Украины, которая тренировала и поставляла украинских ультраправых для участия в «революции зонтиков» в Гонконге. В частности, боевики «Азова»* Филимонов, Маляр и др. участвовали в захвате кампуса Гонконгского политехнического университета, ставшего базой гонконгских сепаратистов примерно как здание Киевской горадминистрации во время Майдана. После зачистки боевиков, китайские правоохранители нашли там почти 4 000 бутылок с зажигательной смесью, а также ингредиенты для их изготовления.

Финальным штрихом к поддержанному украинским государством «музею» Сороса является наличие на его сайте «Миротворца для учителей» — списка крымских педагогов и чиновников от образования, которые «причастны к уничтожению украинской идентичности крымских детей».

Напомним, «музей» — «элемент переходного правосудия».

*Запрещенные в РФ террористические организации

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.