Warning: getimagesize(/wp-content/uploads/luchshe-byt-vmeste-s-rossiej-chto-v-mariupole-govorjat-o-novoj-zhizni-goroda-8f58203.jpg): failed to open stream: No such file or directory in /home/ih382049/politinform.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

«Лучше быть вместе с Россией». Что в Мариуполе говорят о новой жизни города

«Лучше быть вместе с Россией». Что в Мариуполе говорят о новой жизни города

Корреспондент Украина.ру поговорил с жителями Мариуполя о том, как изменилась их жизнь, а также о об их отношении к присоединению Донбасса к России

После взятия «Азовстали» в Мариуполе наконец установилась мирная жизнь. Город потихоньку оживает. Одно из главных отличий июньского Мариуполя от апрельского — чистота: дороги и тротуары в центре и на окраинах почти везде очищены от мусора, битого стекла и кирпича.

Правда, многие окна до сих без стёкол.

Военной техники в городе не осталось: на улицах — ни одного БТРа, танка или армейского грузовика. Военных — мало. Их встречаешь только на блокпостах, которых по городу тоже осталось мало.

Людей на улицах тоже немного. Не видно очередей за гуманитаркой, практически нет машин на дорогах. Зато очень много велосипедистов — катаются целыми семьями. 

Район «Азовстали» производит сильное впечатление — апокалиптическими картинами. Дорога вдоль завода-гиганта еще не убрана от подбитой и сгоревшей техники. В асфальте торчат неразорвавшиеся снаряды. Завод окружен цепью блокпостов — никого не пропускают: продолжают отлавливать «азовцев» в подземных коммуникациях предприятия.

Лучше с Россией

Около полуразрушенного Мариупольского драмтеатра, который еще в начале весны взорвали «азовцы», встречаю деда и внука, идущих с пустыми баклажками для воды.

Дед — Ивлев Борис Александрович, работал тренером по волейболу, а ныне пенсионер. Внук — Саша, школьник лет 11-12, в шортах и с голым торсом.

Разговорились. Спрашиваю: отошли уже от войны? Дед качает головой:

— Нет еще. Пока в прострации. А что вы хотите, готовим на костре. Газа нет, электричества нет, воды нет. Крыши нет. Как дождь пошел, все на голову капает. Отойдем, когда быт более-менее наладится.

Хорошо, что власти дороги почистили. Но лето началось, а никто не собирается чинить ни крышу, ни окна. Пока даже не приходят оценивать ущерб. Говорят, что будут какие комиссии ходить. Но их пока нет. Сами ищем рубероид, чтоб крышу накрыть. А это все деньги. Пенсию пока не получали.

Еда у нас есть. Гуманитарка — каши и консервы, волонтеры привозят, военные. Не голодаем. Мальчишке на сбережения, которые были, можно купить сосиски, колбаску. Сейчас ягода пошла… Порт заработал. Понятно, что город будет оживать, но хотелось бы, чтобы больше внимания на нас, на жителей, обращали.

Спрашиваю еще: из города продолжают уезжать? Или уже возвращаются?

Отвечает внук:

— Больше возвращаются.

— Саша, а что твои сверстники говорят по поводу всех событий?

— Некоторым понравилось. Они говорят: круто, что мы пережили войну. А другие говорят, что лучше бы этого не было.

— Скоро будет референдум по поводу присоединения к России. Если будете участвовать, как проголосуете?

Дед и внук в один голос отвечают: конечно, за. 

Мужчина поясняет:

— В такой большой стране ведь легче жить. Если будем как Абхазия, непризнанными, никуда не сможем поехать. Все будет закрыто. А если будем россиянами… Россию везде уважают. Любят, не любят, но уважают. Лучше быть вместе с Россией.

«Лучше быть вместе с Россией». Что в Мариуполе говорят о новой жизни города

© РИА Новости, Константин Михальчевский / Перейти в фотобанк

От шока отошел

Парню по имени Дима еще не исполнилось и двадцати лет. При Украине он учился в местном техникуме. Дима любит кататься по Мариуполю на велосипеде. Говорит, что от шока боевых действий уже отошел.

Парень приехал к Драмтеатру, чтобы зарядить телефон. Зарядиться можно каждый день — до 16:00.

— Электричество в Мариуполе начинают давать. В местах, которые не очень пострадали от войны, вода есть — на 23-м микрорайоне, на 21-м и на 17-м. Здесь, в центре, все появится, думаю, месяца через два. В чем нуждаются мариупольцы? В коммунальных услугах, а еды хватает.

— Что для вас Россия?

— Россия — это страна, в которой я сейчас живу. Если будет референдум о присоединении, буду, конечно, голосовать за Россию.

В России лучше, чем «в Украине»

В парке в центре Мариуполя говорим с молодой парой, сидящей на лавочке — отдыхают от велосипедной прогулки.

Девушку в розовой майке и коротких темных шортах зовут Света. При Украине она работала продавщицей в сети магазинов «Щирый кум». Магазин сгорел во время боев. Сейчас работы нет. Муж трудится в похоронном бюро.

— Я сейчас зарабатываю на жизнь пирожками, — рассказывает женщина. — Гривен 400-500 в день получаю (примерно 800-1000 рублей). Света у нас в доме нет. Воду уже дали. Свет в Мариуполе частично дали: Кирово со светом, Новоселовка тоже, 20-й микрорайон тоже. А мы, Приморский район, — нет. Все дают частями. Воду и электричество постепенно тянут.

— Работа есть в Мариуполе?

— Да, есть: и по расчистке города, и в порту.

— Будете на референдуме голосовать за присоединение к России?

— Конечно, будем. Мы за Россию!

Света поясняет свой ответ.

— А что у нас при Украине хорошего было? Цены неадекватные? Коммуналка? Мы жили с мужем на квартире, отдавали по 8 тысяч гривен в месяц (20 тысяч рублей). Что, можно выжить?

В разговоре выясняется, что её муж по имени Сергей родом из Херсона. В Мариуполе живёт 7 лет. Родители остались в Херсоне. Сергей вообще ничего не знает о родном городе, поэтому новости слушает с интересом и недоумением.

— А Херсон тоже сильно пострадал?— интересуется мужчина.

— Вообще не пострадал. Там боев не было. Все есть: свет, газ, вода. Магазины и учреждения работают. Новые власти. Город давно под контролем России. Паспорта российские начинают выдавать.

Сергей удивлён. Электричества нет, он не может смотреть телевизор, а интернетом пользоваться не привык.

С радостью узнает, что можно поехать в Херсон. Спрашивает, как именно это сделать.

«Опасаемся, как бы украинцы не вернулись»

Но не все местные жители свободно высказываются. Многие пенсионеры попросту боятся говорить, что они за Россию.

Пенсионер по имени Валентин Александрович, который забивал с мужиками «козла» в парке, объясняет:

— Я вам так скажу: у нас в Мариуполе 90-95% горожан за Россию. Но понимаете, многие опасаются об этом говорить вслух — вдруг Украина вернется. Поэтому предпочитают помалкивать, на всякий случай. Открыто об этом начнут говорить только тогда, когда Мариуполь войдет в состав России. Так что все ждем этого дня.

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.