Warning: getimagesize(/wp-content/uploads/komissary-repressii-zagradotrjady-kakuju-taktiku-primenjaet-vsu-na-fronte-svo-e48889a.jpg): failed to open stream: No such file or directory in /home/ih382049/politinform.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

«Комиссары, репрессии, заградотряды». Какую тактику применяет ВСУ на фронте СВО

"Комиссары, репрессии, заградотряды". Какую тактику применяет ВСУ на фронте СВО

Украинское командование намерено сохранить кадровых военных и офицеров для будущих сражений, обучить за несколько месяцев резервы. Плюс использовать советский опыт по укреплению нестойких частей и подразделений террором: заградотрядов и комиссаров

Украинские пленные в Донбассе бросали оружие при разных обстоятельствах, свое будущее они видели по-разному. Так, работавшие волонтерами в мариупольской больнице бывшие бойцы Нацгвардии были спокойны — для них война давно кончилась, они уже ощущали себя частью медицинского персонала, да и были неотличимы от санитаров: весело болтали со сверстниками — солдатами народной милиции ДНР. Призывники считали, что так они служат народу, и надо просто дождаться мирной жизни.  

Взятый в мае под Метелкино пулеметчик тяжело дышал — его только что привели из штаба с мешком на голове. В своей судьбе он не был уверен, хотя бойцы Луганской народной республики относились к нему подчеркнуто нейтрально. «Двадцать пять будет, если будет…», — осторожно говорил он, все еще не до конца надеясь на пощаду врага.

Привезенные в июне в Луганск четверо пленных вээсушников были заметно спокойнее — раз ради них созвали пресс-конференцию, то в будущем можно быть уверенным: рано или поздно они вернутся к своим семьям.

Все истории этих и других пленных объединяло одно — офицеры их оставили. «Они с нами даже в тот момент не были, с которыми я попал впросак. Так не делается, вы взяли бросили людей, так не делается», — обращался один из них к своим бывшим «отцам-командирам».

«Он рассказывал, что никогда своих не бросает, будет замыкать колонну, ну это видно, — с отменной долей яда говорил другой, оказавшийся в плену в отличие от своего вовремя слинявшего офицера. — Можно ему сказать спасибо. Позывной «Заря»».

То же самое мобилизованные говорили и о профессиональных военных. «Кадровые бросили вас как балласт?», — на этот вопрос пленный после паузы на раздумье, оценив задним числом произошедшее, ответил: «Наверное, да». «Нас бросило все наше командование», «Не знаю, что ему сказать, он сделала не по-людски», — такие упреки звучали от тех, кто доверился своим командирам.

И это настолько стереотипная история, что исключения из нее, если бы были, вызвали бы интерес. «Теперь представьте, какой у вас будет моральный дух, если человек, который командует тобой, сваливает, и ты остаешься без командования», — задавался риторическим вопросом попавший в плен разведчик.

Украинское командование спасает офицеров, обрекая их подчиненных на смерть и плен, считает бывший военнослужащий ВСУ Антон (имя изменено по просьбе собеседника издания). На основании общения с сослуживцами и открытой информации, он делает вывод, что в Киеве оставляют опытные кадры для формирования новых частей. Учитывается не только боевой опыт, например, потери добровольцев из грузинского и белорусского формирований под Лисичанском объясняются, что эти части бесперспективны как основа для создания других частей.

«Наемников берегут до поры до времени, вот под Лисичанском грузинами и белорусами заткнули дыру. Потому что они чужие все равно», — объясняет собеседник издания. По его словам, в этом есть сугубо практический расчет, в сформированных по этническому принципу частях не получится «нарастить» на костяк профессиональных военных мясо из обученных мобилизованных. Между командирами-иностранцами и призванными с Украины неизбежно возникнут трения. Поэтому украинское командование цинично пожертвовало добровольцами из других постсоветских республик.  

«Да и потом белорусский батальон — это в массе не кадровые военные, полудурки, которые не наскакались на Майдане. Один пленный из [полка] Калиновского ныл: меня де СБУ заставила, я не хотел воевать. Я это вполне допускаю, что украинские чекисты сделали ему предложение в духе «вилкой в глаз или…» Или выдадим Батьке (президенту Белоруссии Александру Лукашенко — Прим.ред.). Там сброд, который больше девать некуда», — выносит приговор бывший вээсушник части, созданной из «змагаров».

Это, по его словам, подтверждает, что Генштаб ВСУ действует вполне целенаправленно, жертвуя бесполезными людьми. «В начале Специальной военной операции у Украины было немало кадровых частей, мы говорим о мотивированных и обученных бойцах. Их, как говорится, «размотали» — осталось процентов 15-20. Но это будущее армии, их стараются сохранить. Тем более берегут офицеров, берегут очень сильно, потому что только они способны организовать и обучить людей, превратить массу в военную силу. Конечно, есть и ошибки, при внезапных ударах в плен попадают офицеры и ‘’сливают» ценные кадровые части, но, в целом, командование стремится спасти их от истребления», — уточняет бывший военнослужащий ВСУ. 

Тероборона и мобилизованные безжалостно бросаются на произвол судьбы потому что рассматриваются как балласт, отмечает Антон. Во-первых, они не представляют особой военной ценности, во-вторых, так «утилизируются» скрытые «сепары» и «вата» — недостаточно идеологически накачанные или просто нелояльные люди, не успевшие откосить от призыва. Украинские генералы отдают себе отчет в том, что в формирования территориальной обороны многие вступили именно затем, чтобы не оказаться на фронте и не стрелять в российские войска. «Для националистов это не элита нации, это те, кем можно пожертвовать без колебаний», — уточняет собеседник издания.    

По информации Антона, ВСУ отправляют кадровых военных на обучение в страны НАТО. В результате к осени в Киеве надеются получить обученную, получившую боевой опыт, мотивированную армию, которая перейдет в наступление на уставшие российские, донецкие и луганские части, предполагает собеседник издания. Украинское руководство рассчитывает, что к тому времени в России накопится усталость от Специальной военной операции, дополняет он.

Офицер народной милиции ДНР Артем Тимченко, бывший участник антимайдана на Украине, занимался пропагандой, контрпропагандой и идеологией. По его мнению, бывшая УССР эффективно использует самые жестокие и антигуманные советские практики. В Киеве используют доказавшие практичность идеи создателя рабоче-крестьянской Красной армии Льва Троцкого — репрессии, комиссаров, заградотряды.

«Есть идейные, показательно жестокие части, такие как «Кракен», другие националистические батальоны. Есть даже комиссары для территориальной обороны, которые могут поддерживать дисциплину даже в таких непрофессиональных подразделениях. Например, из такой «общественной» организации как «Гражданской корпус» полка «Азов»» 

«По данным разведки, украинские войска сейчас активно отстреливают советские боеприпасы, а уходящие с фронта части «сливают» их остающимся. Они надеются переучиться в тылу на натовское оружие и вернуться уже с ним позже», — рассказывает собеседник издания.

К осени, за счет перманентной мобилизации, обучения по натовским стандартам, сохранения кадрового состава и офицеров Киев намерен получить новую армию. «Она, может, будет не такой шикарной, как в мечтах украинских блогер-патриотов, но создать ее вполне могут», — заключает Тимченко.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.