Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне

Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне

Судя по мобилизации в воскресенье, 23 августа, в центр Минска всех силовых ведомств, включая армейские части, и выходу лично Александра Лукашенко в бронежилете с автоматом в руках, власть продемонстрировала, что восприняла воскресную массовую акцию оппозиции как прямую угрозу своему существованию

Собственно, как сообщалось еще утром в воскресенье в Telegram-каналах, анонсированный ранее Марш Новой Беларуси должен был стартовать в 14:00 с площади Независимости. Однако к указанному времени на центральной площади Минска собралось лишь несколько сотен человек, площадь была практически пуста, исключая разве что находившиеся рядом автозаки и автобусы ОМОНа.

Впрочем, у этого было вполне рациональное объяснение.

Во-первых, как сообщал с утра «Sputnik Беларусь»: «ГАИ в воскресенье проводит специальное мероприятие «Фильтр». Особое внимание будет уделено автодорогам международного и республиканского значения при въезде в Минск». В итоге при въезде в столицу возникли огромные пробки, где «встали» многие ехавшие в город автомашины, в том числе с участниками воскресного марша.

Во-вторых, за час с небольшим до начала акции неожиданно был закрыт выход из центральных станций минского метро — «Площади Ленина», «Октябрьской», «Купаловской» и «Площади Победы». «С 12:45 поезда следуют без остановки на данных станциях», — заявила пресс-служба Минского метрополитена. Многие из тех, кто ехал из спальных районов в центр, пришлось выходить на других станциях и идти к Площади Независимости пешком, причем довольно долго (например, от станции «Немига» — примерно полтора километра). Открыли упомянутые по сообщениям СМИ станции только в половину шестого вечера.

Если учесть, что погода в воскресенье была пасмурной, с утра шел дождь и ожидалась даже гроза, власти могли рассчитывать, что какое-то количество оппозиционеров просто не доберется до центра к месту сбора.

Тем не менее, явку «сбить» не удалось. К трем часам на площади Независимости и примыкающей к ней части проспекта Независимости собралась огромная масса людей, численно не уступающая тому, сколько сюда пришло 16 августа в ходе предыдущей массовой акции оппозиции.

«Флаг — не враг! Мы разные, но цель одна»

Нельзя было не заметить интересную инновацию, применявшуюся властями на этот раз. Сначала на площади Независимости, а затем рядом со стелой «Минск — город-герой» в Парке Победы для заглушения голосов митингующих из установленных на крышах соседних домов транслировались песни советских лет (например, «В городском саду» Иосифа Кобзона или  «Первым делом — самолеты» Леонида Утесова) и музыка из фильма «Семнадцать мгновений весны». В чем состояла логика этого, кроме как попытаться вызвать у протестующих ненависть к советскому наследию, непонятно.

Нельзя не заметить, что государственная пропаганда начиная с 18 августа сводится к шаблонным обвинениям протестующих в фашизме из-за использования бело-красно-белого флага. Оппозиция очень изящно парировала эти инсинуации — на марш 23 августа и на этот раз многие пришли и в Минске, и в других городах страны не только с бело-красно-белыми флагами Белорусской народной республики 1918 года, которые являлись также государственной символикой страны в 1991 — 1995 годах, но и с красно-зелеными флагами Республики Беларусь, принятыми с 1995 года. Некоторые — сразу с двумя флагами, иногда даже на одном древке.

​«Сейчас власть пытается разделить наш народ… вспоминают про фашистов и так далее… Они, наверное, хотят просто столкнуть нас, чтобы подольше посидеть и потанцевать на пепелище. Но у нас народ не поддастся на эту провокацию», — сказал журналисту РБК один из митингующих, как раз шедший с нынешним государственным флагом на плечах.

Эта тема стала даже источником креатива для митингующих. Например, на опубликованном в Instagram @belteanews плакате с марша с изображением бабочки одно крыло которой окрашено в бело-красно-белый, а другое в красно-зеленый цвета, написано «Мы адзін народ» (бел. «Мы один народ»). А в Бобруйске женщина с красно-зеленым флагом на плечах с плакатом «Флаг — не враг! Мы разные, но цель одна».

«Скоро подвезут немецких овчарок и вышки»

Особенностью этого марша было то, что заранее была анонсирована лишь точка сбора, а дальнейший маршрут движения предполагалось сообщить в 16:00 через Telegram-каналы, на которые подписаны практически 100% участников оппозиционных акций.

Все это не могло не вызвать беспокойства у властей, которые не знали, где и какие готовить контрмеры. В связи с этим было решено задействовать на самых важных участках — например, в районе стелы «Минск — город-герой» в Парке Победы, где проходил массовый митинг 16 августа — «тяжелую артиллерию».

Еще накануне воскресного митинга, анализируя заявления Лукашенко, мы отметили подготовку к использованию армии: «Он приказал министру обороны действовать «с принятием самых жестких мер по защите территориальной целостности нашей страны». А последнее можно расширительно трактовать и как задействование армии внутри страны… Ведь для разгона сотен тысяч протестующих ОМОНа и внутренних войск может и не хватить».

Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне

© Sputnik | Перейти в фотобанк

Так и оказалось. Чтобы найти хотя бы формальный повод для вывода в город воинских частей с оружием, Министерство обороны в 13:42 опубликовало истеричное (в Telegram-канале военного ведомства его текст был набран капслоком, что в текстовой передаче означает крик) заявление своего шефа Виктора Хренина: «В последней войне Беларусь потеряла каждого третьего. Практически Беларусь была стерта с лица земли. В знак памяти, скорби и печали на нашей земле установлены тысячи мемориалов и памятников. И они для нас священны. Наши люди к ним ходят помолиться и возложить цветы. Мы не можем сегодня спокойно смотреть, как под флагами, под которыми фашисты организовывали массовые убийства белорусов, русских, евреев и других национальностей, в этих священных местах проходят акции. Мы этого допустить не можем. Категорически предупреждаю, в случае нарушения порядка и спокойствия в этих местах вы дело будете иметь не с милицией, а с армией».

Ну, во-первых, а где же была армия 16 августа? Тогда митинг у стелы не вызвал у Хренина никакого возмущения. Не было команды возмущаться? Тогда и вся «ярость благородная» тут неуместна.

Во-вторых, стоило бы уточнить, о каких неназванных флагах идет речь? О бело-красно-белом флаге Белорусской народной республики, созданной в 1918 году, когда Гитлер даже еще не записался в Немецкую рабочую партию, не говоря уж о приходе к власти сначала в ней, а потом во всей Германии? Но тогда уж надо вспомнить, что именно рядом с бело-красно-белым государственным флагом Республики Беларусь принимал 20 июля 1994 года президентскую присягу и Александр Лукашенко. Тогда, правда, он не считал этот флаг фашистским. Равно как и носившие награды в цветах этого флага или присягавшие на этом флаге военные. Скорее всего, и в своем личном архиве Хренин найдет такие фотографии…

Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне

© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк

В-третьих, никто ведь из протестующих за две недели с 9 августа ни словом, ни делом никак не осквернил ни один советский памятник или даже памятную доску. То есть никакого реального повода к возмущению военных не было.

Ну и, в-четвертых, охрана порядка на улицах — в любом случае прерогатива МВД.

Впрочем, все это было лишь формальным поводом для вывода армии в город. Идея сама по себе странная, потому что ставила митингующих перед лицом вооруженных военных, но реализована она была с установкой еще и ограждений из колючей проволоки (!), что как раз не могло не повлечь в пострадавшей от фашизма Белоруссии ассоциаций с концлагерем. «Скоро подвезут немецких овчарок и вышки», — иронизировали в Интернете.

Все эти заграждения устанавливались у стелы и Музея Великой Отечественной войны во втором часу дня, как раз когда на площади Независимости собирался митинг. Обе точки были выбраны, на самом деле, отнюдь не из-за заботы о советском наследии — дело в том, что как раз мимо них пролегал путь с площади Независимости к дворцу президента. А именно туда — а точнее к гостинице «Планета» на проспекте Победителей, находящейся примерно за полтора километра до резиденции Лукашенко — и двинулись протестующие.

Вряд ли власти знали итоговый маршрут Марша Новой Белоруссии, но президент Лукашенко, скорее всего, опасался движения Марща к резиденции президента и потому именно туда стягивал всех силовиков. Впрочем, это и понятно — центр сопротивления оппозиции находится там, где президент.

«Ближе к вечеру митингующие пошли на своеобразный штурм здания»

Вокруг президентского дворца к вечеру и разыгрались основные события воскресенья.

По мере приближения митингующих к резиденции Лукашенко власть явно заметалась.

Дорогу маршу перегородили силовики, причем, как сообщал журналист «Еврорадио», «кордон выглядит так: первый ряд — военные, второй — ОМОН».

Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне

© Sputnik | Перейти в фотобанк

Синхронно с этим в половину седьмого в Минске у всех операторов разом «вырубился» мобильный Интернет, перестал работать Telegram и прочие мессенджеры. «С сожалением сообщаем, что по требованию государственных органов в связи с обеспечением национальной безопасности существенно снижена пропускная способность 3G-cети А1 на территории некоторых районов г. Минска», — сообщила пресс-служба крупнейшего провайдера А1.

Собственно, митингующие ограничились лишь тем, что постояли напротив президентского дворца, поскандировали лозунги и двинулись обратно на площадь Независимости. Но в сознании руководства страны все преломилось под особым углом.

«Ближе к вечеру митингующие пошли на своеобразный штурм здания. В эти минуты глава государства находился во Дворце [Независимости]. Смелости митингующим хватило ненадолго: люди быстро развернулись и побежали в обратном направлении», — заявила  поздно вечером в эфире телеканала ОНТ пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт.

Интересная формулировка — «своеобразный штурм». В чем своеобразие? В отсутствии самого штурма?

Но самое впечатляющее — это утверждение Эйсмонт о том, что митингующие, по сути, разбежались от прибытия Лукашенко с автоматом, лично прилетевшего во Дворец Независимости на вертолете! Ведь и сам ее шеф потом заявил, сидя у иллюминатора в вертолете: «Разбежались, как крысы!»

В девятом часу Интернет в столице Белоруссии вновь включили, и, как отметил журналист «Sputnik Беларусь», «колонна военных грузовиков покидает центр Минска и направляется к месту постоянной дислокации».

Что останется в сознании людей по итогам прошедшего дня?

Несмотря на то, что марш, во-первых, даже с учетом мобилизации людей из регионов численно не сильно превысил предыдущий, и, во-вторых, не был более брутален, чем все бывшие до этого массовые акции, власть повела себя так, словно сильно испугалась.

Вывод армейских частей (уже даже не спецназа, а обычных солдат) с оружием в центр столицы, выставление на улицах колючей проволоки, мобилизация спецтехники МВД к президентскому дворцу и заявление пресс-секретаря главы государства о «начавшемся штурме», летающие над головами протестующих военные вертолеты и президент, демонстрирующий перед телекамерами бронежилет и автомат (причем сначала почему-то даже без магазина) показывают, что на самом деле власть очень боится народного бунта.

И при этом очевидно, что основные рычаги власти и контроль над армейскими соединениями и секретными службами, МВД — в руках Лукашенко, и выпускать эти бразды он не намерен.

​Лукашенко не выглядел как уверенный в себе — и в поддержке народа — глава государства, только что выигравший выборы с результатом 80%. Сам с милицейским укороченным Калашниковым в руках, рядом младший сын в спецназовской натовской форме, вокруг охрана с оружием наголо, заискивающее обращение к натовцам и злобные реплики из вертолета в адрес протестующих людей на улицах (люди, скорее всего, это хорошо запомнят — как и предыдущие хамские фразы Лукашенко в их адрес «народец» и «овцы») — это все же не поведение победителя, а скорее поведение человека, находящегося в глухой обороне.

Возможно, пиарщики задумывали все показанное как демонстрацию силы президента, мол, смотрите — «наш-то прямо как Рэмбо!» Но получилось иначе.  Как едко написал  в Facebook ветеран военных действий в Донбассе Игорь Мангушев: «Нельзя нести автомат как лопату (держа за цевье. — Авт.)… Нельзя подбирать охранницко-охотничью РПС (ременно-плечевую систему, тот самый черный жилет с многочисленными карманами на груди, который был одет на Лукашенко. — Авт.), если ты играешь Альенде, защищающего свой дворец от танков… Нельзя, чтоб твоя охрана выглядела так, как будто ты собрал последних верных чиновников и тыловиков и повёл их затыкать прорыв».

Между тем, аналогия с Альенде (а она напрашивается) более чем неуместна, поскольку Альенде защитить страну и свой дворец не смог.

При этом, в отличие от Чили, белорусская оппозиция не только не имела танков (тогда как власть вывела на улицы столицы БТРы), но даже, что называется, рогаток… Так против кого президент Лукашенко выставил армию и в кого, держа в руках автомат, решил стрелять? В людей с флагами и транспарантами? И при чем здесь навязанный его пиарщиками трагический образ Альенде? 

В нынешних условиях для Лукашенко больше подходит образ Пиночета, испльзовавшего для захвата власти армию и арестовавшего тысячи своих противников, которых потом отправляли на печально знаменитый стадион «Сантьяго».

Между тем со стороны оппозиции не было ни призывов к штурму зданий, ни демонстрации оружия, ни попыток захвата объектов или агрессивного сопротивления милиции (как это было в 2013-2014 годах в Киеве). Но именно Лукашенко открыто демонстрирует огнестрельное оружие, давая тем самым понять, как будет действовать в дальнейшем.

На самом деле, власть, принявшая чрезмерные меры для своей защиты, истерично объявляющая своих оппонентов «крысами», показала, что боится протестов. Иными словами, вместо торжества силы в очередной раз продемонстрировала свой страх перед народным бунтом.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.