Warning: getimagesize(https://www.politinform.net.ua/wp-content/uploads/2021/03/dajte-nam-eti-samolety-zachem-lukashenko-uchebno-boevye-centry-s-rossiej-c120d00.jpg): failed to open stream: Connection refused in /home/ih382049/politinform.net.ua/www/wp-content/plugins/wp-open-graph/output.class.php on line 306

«Дайте нам эти самолеты». Зачем Лукашенко учебно-боевые центры с Россией?

«Дайте нам эти самолеты». Зачем Лукашенко учебно-боевые центры с Россией?

Минск много лет не оставляет попыток бесплатно получить от России современные истребители Су-30СМ. И, возможно, нашел для этого лазейку

Вопрос о военно-техническом сотрудничестве России и Белоруссии сдвинулся с мертвой точки. 16 марта Министерство обороны Республики Беларусь сообщило в своем Telegram-канале: «5 марта в Москве руководители оборонных ведомств двух стран генерал-лейтенант Виктор Хренин и генерал армии Сергей Шойгу обсудили реализацию мероприятий Программы стратегического партнерства Республики Беларусь и Российской Федерации на 2021—2025 годы и пришли к единому мнению о необходимости формирования трех учебно-боевых центров совместной подготовки. На территории Республики Беларусь предполагается создание учебно-боевого центра совместной подготовки ВВС и войск ПВО. На базе центра будет организована совместная подготовка экипажей самолетов Су-30СМ, обучение белорусских специалистов работе на современных зенитных ракетных комплексах, состоящих на вооружении Вооружённых Сил Российской Федерации, а также совместное выполнение учебно-боевых задач».

При этом есть определенный нюанс. 2 марта Александр Лукашенко заявил в ходе совещания по вопросу белорусско-российского сотрудничества в военной сфере: «Дайте нам эти самолеты. Но на этих самолетах, как тогда (Лукашенко приводит в пример чемпионат мира по хоккею 2014 года в Минске. — Авт.), должны летать россияне и белорусы вместе. А баз достаточно, их не надо создавать, зачем деньги зря тратить?»

Что значит «дайте нам самолеты» и «летать на них вместе»? И почему России, отправляющей в Белоруссию свои новейшие истребители, вновь в категорической форме отказано в праве иметь там собственную военную авиационную базу?

«Насчет базы я не договаривался»

Между тем каких-то пять-шесть лет назад вопрос о размещении российской авиабазы в Белоруссии считался уже делом решенным.

18 сентября 2015 года президент Владимир Путин подписал распоряжение № 281-рп: «Принять предложение Правительства Российской Федерации о подписании Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о российской авиационной базе на территории Республики Беларусь. Поручить Минобороны России провести с участием МИДа России переговоры с Белорусской Стороной и по достижении договоренности подписать от имени Российской Федерации указанное Соглашение, разрешив вносить в его проект, одобренный Правительством Российской Федерации, изменения, не имеющие принципиального характера».

Предполагалось, что авиабаза разместится на реконструированном военном аэродроме в Бобруйске, в Могилевской области на востоке Белоруссии. В советское время здесь базировался сначала истребительный, а затем тяжелый бомбардировочный авиационный полк дальней авиации, вооруженный стратегическими бомбардировщиками.

О данной локации 15 октября 2014 года во время поездки по строящимся объектам российских Военно-воздушных сил (ВВС) сообщил журналистам главнокомандующий данным родом войск генерал-полковник Виктор Бондарев: «Авиабаза ВВС России в Белоруссии будет создана в 2016 году. Там будут базироваться истребители Су-27». Опять-таки, речь об этом шла уже в контексте практической реализации принятых решений.

Однако дальше начался неприкрытый саботаж со стороны Минска.

6 октября 2015 года Лукашенко, отвечая на вопросы представителей трудовых коллективов и жителей Минского района при посещении нового участка Минской кольцевой автодороги, сказал, что якобы вообще не понимает, о чем речь: «Я наблюдаю в последнее время вопли нашей оппозиции по поводу размещения российской авиабазы на территории Беларуси. Я ничего об этом не знаю… У меня на сей счет ни с кем не было разговора». А затем уже четко заявил: «Нам не надо базы сегодня. Тем более Военно-воздушные силы».

Позже, правда, власти страны-соседки признали, что переговоры об этом велись. Об этом 13 ноября 2019 года заявил в интервью, показанном телеканалом СТВ, государственный секретарь Совета безопасности Станислав Зась, комментируя прибытие в страну двух купленных в России истребителей Су-30СМ: «Изначально в этом процессе мы пробовали договориться с Российской Федерацией об оказании помощи нам в решении этой сложной и очень затратной задачи. Взамен получили предложение о размещении на нашей территории военно-воздушной базы РФ. Но, согласитесь, это не одно и то же. Размещение здесь, на нашей земле, военно-воздушной базы не решает проблему развития нашей собственной боевой авиации. Поэтому мы стали опираться на собственные возможности».

Это не помешало Лукашенко 24 декабря 2019 года в интервью главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову вновь всех заверять, что такого не было: «Это был с вашей стороны — пусть меня извинят ваши политики и руководитель — обычный фейк, как это называется… Я вам объясняю. Речь шла о том, что якобы — подчеркиваю — российское руководство намерено открыть базу в районе Бобруйска, по-моему, я не помню где… Открыть новую базу, создать. Какую? Военно-воздушных сил. Встает вопрос: с точки зрения военной — это же военная база — какую она роль будет играть на передовой? И зачем она нужна России вообще?»

При этом дальше в том же интервью упомянул, что переговоры об этом велись. Но, мол, он Россию отговорил: «Когда мы обсуждали этот вопрос уже здесь, в Минске, с президентом, уже в СМИ начали тут крутить, вертеть. Я говорю: «Слушайте, Владимир Владимирович, зачем эта база прямо у границ? Любая ракета небольшая — и аэродром выведен из строя». Авиация в современной войне не играет практически никакой роли».

И якобы с доводами Лукашенко в Москве согласились, хотя в реальности было наоборот: и упомянутое выше распоряжение Путина о подготовке к созданию базы, и заявление по поводу отказа Минска в этом со стороны министра иностранных дел Сергея Лаврова в интервью, опубликованном в «Коммерсанте» 26 сентября 2019 года: «Это действительно неприятный эпизод».

«Дайте истребители бесплатно!»

Несложно заметить противоречие в позиции официального Минска. С одной стороны, он заявляет о том, что «авиация в современной войне не играет практически никакой роли». С другой — закупал в России истребители, причем государственное белорусское телевидение называло их прибытие (кстати, на гораздо более близкий к западной границе аэродром в Барановичах в Брестской области) «мощным инструментом для обеспечения военной безопасности», а секретарь Совета безопасности — «историческим днем для наших Вооруженных Сил и в целом… для страны».

Минск же требовал истребители бесплатно. Можно вспомнить заявление Лукашенко 6 октября 2015 года: «Нам нужны определенные вооружения. О чем я публично тоже говорил Путину и раньше Медведеву… Нам нужны самолеты, а не базы». И заявление госсекретаря Совета безопасности 13 ноября 2019 года: «Изначально в этом процессе мы пробовали договориться с Российской Федерацией об оказании помощи нам в решении этой сложной и очень затратной задачи». Но договориться не удалось, и, по словам Зася, «мы стали опираться на собственные возможности, соответствующие средства были зарезервированы на счетах Министерства обороны». Значит, изначально Минск пытался получить истребители Су-30СМ бесплатно.

Сложно избавиться от впечатления, что сейчас Лукашенко постарается провернуть ту же самую сделку «истребители бесплатно за дружбу», о которой выше шла речь. Именно поэтому он отказывался от размещения на территории страны российской авиабазы, потому что она экстерриториальна и ее имущество четко закреплено за ВВС РФ.

И даже приводимый пример переброски 13 марта 2014 года в Белоруссию (кстати, на упомянутый выше аэродром в Бобруйске) шести российских истребителей Су-27 однозначно не говорит (при лаконичности информации в целом) о совместном их использовании. В сообщении Министерства обороны РФ об этом говорилось следующее: «После завершения всех необходимых подготовительных мероприятий экипажи российских истребителей заступят на совместное боевое дежурство с белорусскими коллегами в целях ведения воздушной разведки, обеспечения защиты и обороны воздушного пространства Союзного государства». Летит российский истребитель с российским экипажем, а рядом — белорусский с белорусским экипажем.

​А вот «учебно-боевой центр» открывает возможности для использования иностранцами российской военной техники. Например, так было в ходе российско-сербских учений «Славянский щит – 2019», по поводу которых пресс-служба Министерства обороны России сообщала 11 сентября 2019 года: «В учебном центре зенитных ракетных войск ВКС в городе Гатчина (Ленинградская область) расчёты ПВО Военно-воздушных сил и противовоздушной обороны Вооруженных Сил Республики Сербия прошли интенсивную подготовку на современных тренажёрных системах. Данные военнослужащие примут участие в первом российско-сербском учении по ПВО «Славянский щит – 2019», которое стартует 11 сентября (в Центре боевой подготовки и боевого применения Воздушно-космических сил. — Авт.) в Астраханской области, в качестве номеров расчётов совместных дежурных смен».

Более подробно о практических занятиях рассказывалось 13 сентября 2019 года в репортаже печатного органа Министерства обороны «Красная звезда»: «В завершении активной фазы совместного российско-сербского учения «Славянский щит – 2019″… в рамках выполнения задач по прикрытию позиционных районов и отражению массированных ракетно-авиационных ударов совместными российско-сербскими боевыми расчётами было обнаружено и уничтожено более 50 воздушных целей различной квалификации: самолёты, крылатые ракеты и тактические баллистических ракеты. Были применены электронные пуски зенитных ракет и управляемого ракетного авиационного вооружения, а по воздушным мишеням — пуски боевых ракет комплексов С-400 «Триумф» и ЗРПК «Панцирь С1»».

Разница лишь в том, что сербы прибыли на учения на несколько дней, а в Белоруссии такой учебно-боевой центр будет, судя по всему, постоянным. Учитывая же привычку Лукашенко менять задним числом условия сотрудничества, допуск белорусских военных к управлению российской боевой техникой в рамках «совместных учебно-боевых задач» может быть неожиданно пересмотрен Минском. В расширительном ключе, конечно.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.